Врачи успешно оперируют рак печени

Почему трудно выявить рак печени и поджелудочной железы на ранней стадии, что нужно для этого сделать, почему операции на этих органах — самые сложные, как грамотно провести реабилитацию и действительно ли лечение онкозаболеваний в России соответствует мировым стандартам — в интервью с ведущими специалистами России профессором Юрием Патютко и хирургом-онкологом Антоном Ивановым

Врачи успешно оперируют рак печени Юрий Иванович Патютко и Антон Иванов Владимир Яроцкий

Профессор Юрий Иванович Патютко — хирург-онколог с опытом более 50 лет и 2500 операций. Патютко создал отделения опухолей печени и поджелудочной железы в НМИЦ онкологии им.

Блохина и сейчас там главный научный сотрудник хирургического отделения опухолей печени и поджелудочной железы. Лауреат премии Правительства РФ, заслуженный деятель науки РФ.

Автор более 300 печатных  научных работ.

Антон Иванов — ученик Патютко и его последователь, кандидат медицинских наук, хирург-онколог с опытом более 20 лет и 100 операций, заместитель главврача частной клиники «Медицина 24/7». Автор 28 научных работ.

Ɔ. Юрий Иванович, вы в 1990 году создали первое в стране отделение, где оперируют опухоли печени и поджелудочной железы.

Согласно статистике Минздрава за 2018 год, показатель смертности среди россиян составляет при раке поджелудочной железы 39,9%, а при раке печени — 38,4%. Оба вида рака до сих пор считаются «самыми страшными».

Можно ли говорить о какой-то положительной динамике в лечении этих заболеваний за почти три десятилетия?

Юрий Патютко: Смотрите на цифры: послеоперационная летальность при операциях на поджелудочной железе — а это очень сложные операции, — тогда составляла 40%, а послеоперационная пятилетняя выживаемость равнялась нулю.

Действительно, рак поджелудочной железы очень страшный, агрессивный, и нужно очень много сил прикладывать, чтобы был какой-то прогресс в этой области. Но сейчас уже многие пациенты после операции на поджелудочной железе живут более 5 лет.

Антон Иванов: Современное лечение дает результаты пятилетней выживаемости при раке поджелудочной железы, и достигнута выживаемость 10 и более лет при колоректальном раке с метастатическим поражением печени. У нас сегодня есть пациенты, про которых мы с уверенностью можем сказать, что они излечены.

Врачи успешно оперируют рак печени Юрий Иванович Патютко Владимир Яроцкий

Ɔ. Самое время вспомнить уникальные примеры успешного лечения: например, беременную пациентку с колоректальным раком IV стадии?

Патютко: Да, беременная женщина, рак прямой кишки дал метастазы в печень, была успешно прооперирована в 2012 году. Сейчас и ребенок уже пошел в школу, и мама здорова. Приезжает к нам не чаще, чем один раз в год. Это, конечно, уникальное наблюдение.

Иванов: Несколько лет назад мы оперировали женщину по поводу метастазов рака молочной железы в печень. Во всем мире такие пациенты считаются неоперабельными. Однако мы приняли решение оперировать, так как метастазов в других органах не было — редкая удача.

После операции исследовали удаленные метастазы и выяснили: первичная опухоль, которая была в молочной железе, и метастатическая, которая развилась в печени, имели совершенно разную генетическую природу. И опухоль в печени хорошо поддавалась химиотерапии. Мы смогли подобрать лечение, за счет которого пациентка жива до сих пор.

Но мы бы не узнали этого, если бы отказались от операции, как остальные врачи.

Врачи успешно оперируют рак печени Владимир Яроцкий

Ɔ. Какой процент на 100 тысяч населения заболевает сегодня такими видами рака?

Патютко: Если брать Центральную Россию, то по поджелудочной железе — 9 человек на 100 тысяч. В последние несколько лет отмечается рост числа заболевших. 

Первичный рак печени — тот, который зарождается именно в этом органе, — составляет примерно 5 случаев на 100 тысяч населения. Но в России есть районы, где этот показатель гораздо выше: например, Калмыкия, Дальний Восток.

Количество случаев метастатического рака печени — когда любой другой вид рака дает метастазы в печень — не поддается статистической оценке. Но его очень много: в печень могут метастазировать рак легких, желудка, органов репродуктивной системы, молочной железы — практически все опухоли. 

Иванов: При этом не только пациенты, но во многих клиниках и врачи не знают, что операции на печени — это уже вполне выполнимо. Мы часто встречаем пациентов, которых врачи признают инкурабельными и рекомендуют исключительно симптоматическую терапию, обезболивание, отправляют в хосписы. А мы находим возможности их лечить.

Врачи успешно оперируют рак печени Антон Иванов Владимир Яроцкий

Ɔ. Самое трудное в лечении рака печени и поджелудочной железы — диагностика, поскольку оба вида рака бессимптомны. Но именно ранняя диагностика считается гарантией хорошего прогноза. Как решается эта проблема?

Патютко: Беда в том, что в онкологии печени и поджелудочной железы ранней диагностики практически не существует. Печень начинает болеть, когда опухоль достигает приличных размеров, больше 2–3 см, а это уже далеко не начальная стадия. До этого никаких симптомов нет. 

Надо знать, что часто опухоль возникает на фоне гепатитов В и С. Пациенты, которые перенесли это заболевание, должны наблюдаться минимум раз в год, чтобы вовремя выявить рак. К сожалению, у нас люди традиционно легкомысленно относятся к своему здоровью и не очень охотно идут к врачу. Особенно в провинциальных городах. Возможно, все это изменится в следующих поколениях.

То же самое с поджелудочной железой. Она состоит из головки, тела и хвоста, и рак на ранней стадии выявляется, лишь когда опухоль в головке: у человека появляется желтуха. У остальных рак выявляется только при случайном обследовании.

Очень хороший метод диагностики опухолей печени и поджелудочной железы — УЗИ, по его результатам вполне можно поставить диагноз. Онкомаркеры не дают полной картины по этим органам, они — только вспомогательный инструмент.

Иванов: К сожалению, статистика по выявляемости этих заболеваний в России очень разнится с развитыми странами: с Западной Европой или Японией, где они выявляются на I–II стадии. В России более 70% опухолей печени и поджелудочной железы диагностируется на III или IV стадии. У таких пациентов в основном негативный прогноз.

Врачи успешно оперируют рак печени Владимир Яроцкий

Ɔ. Что можно посоветовать делать людям, которым поставлен страшный диагноз?

Иванов: Такой диагноз всегда как гром среди ясного неба, никто не ждет, что это может с ним случиться. Самое главное, что хочу пожелать таким пациентам, — не впадать в панику и ни в коем случае не обращаться ни к каким знахарям, народным целителям вместо нормальных врачей. Пациент должен максимально быстро оставить все свои дела и обратиться к профильному специалисту.

Ɔ. Обращение к знахарям — это что-то из области фантастики, кажется, что уровень информированности пациентов о том, как лечится рак, очень высокий? Или за пределами крупных городов люди с онкозаболеваниями все еще предпочитают обращаться к так называемой «народной медицине»?

Иванов: Есть так называемые онкологические диссиденты — это люди, до последнего момента отрицающие наличие у них онкозаболевания.

Такие больные сами к нам не приходят, их привозят родственники, и, к сожалению, попадают они уже в реанимационное отделение. Очень много людей обращаются к знахарям или «специалистам» без медицинского образования.

Интернет и СМИ пестрят объявлениями: лечение онкологических заболеваний содой/медом/заговором. Нам очень хочется оградить пациентов от таких «специалистов».

Патютко: Сколько я себя помню в медицине, столько идет борьба со знахарями. Чем только рак ни лечили: и соляной кислотой, и мочой, и керосином, — и люди ведь шли. Но это явные шарлатаны. А есть еще шарлатаны неявные. 

Помню, целая эпопея была с катрексом, якобы лекарством от рака из хряща черноморской акулы, катрана. Что творилось в Грузии, где был «изобретен» этот препарат! Там палатки стояли, люди костры разводили, сутками ждали этого лекарства. Я приехал туда в составе делегации Минздрава, попросил списки вылечившихся.

Мы пошли проверять — ни одного доказательства, ни одного выздоровевшего. А люди едва не напали на нас — защищали этих мошенников, ведь те им давали надежду. Милиции пришлось нас охранять.

С большим трудом нам удалось убедить и Минздрав, и всех больных, что этот препарат только вредит, поскольку люди теряют время впустую. 

Врачи успешно оперируют рак печени Владимир Яроцкий

Ɔ. Давайте подробнее поговорим о комбинированных методах лечения. Тех, в которых используются принципиально различные методики: хирургия и лучевая терапия или хирургия и химиотерапия. Какие есть новые наработки сегодня? Материалы, которые можно найти, как правило, предназначены для специалистов и не слишком понятны неподготовленному читателю.

Патютко: Вариантов лечения довольно много. Что касается опухолей печени — помимо операций есть локальные методы воздействия. Например, радиочастотная термоабляция.

В опухоль под контролем УЗИ вводится игла-электрод, и под воздействием радиочастотного импульса опухоль разрушается — выжигается теплом. Но надо, чтобы был один, максимум два узла, и небольшого размера.

Читайте также:  Как подготовиться к УЗИ малого таза - Ваш Онлайн доктор

Это широко распространенный метод, но если опухоль расположена близко к крупному сосуду, кровь охлаждает это место, и по границе с сосудом остаются раковые клетки. Поэтому такое лечение показано не всем. 

Сейчас широко распространяется помощь генетиков: они ищут поломки в генах и определяют, как на них можно воздействовать. Молекулярная биология развивается стремительными темпами, и я думаю, что если проблема рака и будет решена, то, скорее всего, с помощью молекулярных биологов. Хирурги — просто ремесленники. Они могут все что угодно удалить, но это не вылечивает.

Иванов: Есть новые методики, которые применяются не только за границей, но и в России. Так называемый кибернож — безоперационное лечение метастазов в печени.

Это особый режим лучевой терапии, когда к небольшому участку за два-три сеанса локально применяется очень высокая доза радиации.

При этом аппарат синхронизирован с дыханием пациента, и пучок лучей, который направляется на опухоль, корректируется вслед за ним — так уменьшают воздействие на здоровые ткани. Если речь идет о единичных метастазах, то эта методика применяется и в нашей клинике.

И в государственных, и в частных клиниках России применяется самая современная методика HIPEC (хайпек). Это внутрибрюшинная химиотерапия, когда нагретые до 42–43 ⁰C препараты вводятся непосредственно в брюшную полость пациента. Активно применяется и при раке поджелудочной железы, и печени, и колоректальном раке, когда метастазы распространяются на брюшину.  

Или безоперационная методика химиоэмболизации печени. Находят артерию, питающую опухоль, и вводят в нее эмболизирующий и химиотерапевтический элементы. Капсулы-эмболы перекрывают опухоли кровоток, а химиопрепарат одновременно действует на раковые клетки.

Все это уже делается в России, у нас в клинике это и вовсе потоковые методы.

Врачи успешно оперируют рак печени Владимир Яроцкий

Ɔ. Какой должна быть правильная реабилитация больных после операции на печени или поджелудочной?

Патютко: Реабилитация необходима, особенно после операций на печени, если делается обширная резекция. В печени можно удалить шесть сегментов из восьми, оставшихся двух хватает, чтобы выжить.

При таких операциях опасен ближайший послеоперационный период, когда может возникнуть печеночная недостаточность — серьезное осложнение. Но сейчас достаточно медикаментов, которые помогают печени справиться с такой большой нагрузкой.

Через полгода она регенерирует и достигает прежних размеров. Волшебный орган!

Что касается поджелудочной железы — реабилитация сложнее. Если удаляется большой ее участок, то может начаться диабет, а при полном удалении он просто неизбежен. Больному приходится вводить инсулин.

Внешняя секреторная деятельность поджелудочной железы при этом тоже страдает, поэтому больной должен принимать ферменты.

Но сейчас препарата Креон обычно хватает, чтобы поддержать углеводный статус и внешнюю секрецию — жить вполне можно.

Иванов: Но надо понимать, что хирургия — большая часть успеха, но в клинике, где делают операции на печени и поджелудочной железе, и анестезиология, и реанимация, и ведение послеоперационного периода должны быть соответствующего уровня. 

Во время операции очень важно, чтобы врачи всегда были готовы к восполнению кровопотери. У нас в клинике есть аппарат CellSaver — он возвращает потерянную пациентом кровь обратно в кровяное русло после специальной обработки. В больших операциях он всегда наготове.

Чтобы не потерять человека уже после успешной операции, реанимация должна быть оснащена и технически, и профессионалами высшей категории, с большим опытом ведения таких сложных пациентов. 

Патютко: Для меня союз хирурга с реаниматологом, анестезиологом — это само собой разумеющееся, без этого просто нельзя оперировать.

Врачи успешно оперируют рак печени Владимир Яроцкий

Ɔ. Давайте еще поговорим о психологических аспектах лечения: о поведении пациента, его настрое, мотивации и психологическом сопровождении, как до, так и после операции. Какой вы видите идеальную связь врача и ракового больного, нужен ли психолог для пациента и его семьи?

Патютко: Кажется, Гиппократ сказал, что в лечении участвуют трое: врач, больной и болезнь. Если больной на стороне врача, мы победим болезнь. Если больной на стороне болезни, то ее излечить нельзя. Этот принцип за тысячелетия не изменился.

И в этом плане больных можно условно поделить на три типа. Одни полностью уходят в болезнь, считают, что ничего не выйдет, раскисают, и, как правило, у них все идет плохо. Другие очень жизнерадостно подходят ко всему, верят в победу, верят во врачей и в своих родственников.

Это самый благоприятный контингент для врача. 

Основная масса находится где-то посредине. И с каждым больным обязательно надо работать. И сопереживать. Если врач не умеет сопереживать, не может входить в положение больного, ему лучше сменить профессию. 

Помощь грамотных психологов — это тоже очень хорошо и для больного, и для семьи, и для лечащих врачей. Психологи просто обязаны быть в штате онкологических клиник. Но это практикуется, увы, далеко не везде.

Иванов: Работая с онкобольными, я часто вижу, что к психологу нужно вести не самого пациента, а тех, кто его окружает, кто создает атмосферу вокруг него. Это касается и самих врачей.

Онкологи стоят, скажем так, на передовой профессионального выгорания, поскольку ежедневно общаются со смертельно больными людьми.

Хорошо, что у нас в клинике штатный психолог работает не только с пациентами, но и с врачами.

Ɔ. Есть ли понимание, какие сегодня прогнозы на жизнь для больных с опухолями печени и поджелудочной железы и улучшатся ли они в ближайшем будущем?

Иванов: Зависит, в первую очередь, от стадии. И от биологии опухоли. Может быть, что опухоль всего несколько миллиметров через 2–3 месяца может дать множество метастазов в разные органы. 

Ученые не до конца разобрались, как и почему это происходит. Но теми темпами, какими развивается современная наука, через 10–20 лет мы будем гораздо больше знать про онкологию, чем знаем сейчас. И возможно, будет доступное для всех радикальное лечение.

Патютко: Вот сейчас можно сказать про печень, что если опухоль до 2 сантиметров, пятилетняя выживаемость — 100%. Если опухоль больше, то в среднем у нас пятилетняя выживаемость при первичном раке — 40%. При раке поджелудочной железы — 20%, все это при комбинированном лечении. Так что нам еще работать и работать.

Беседовала Ксения Чудинова

Операция при раке печени: сколько живут с раком печени без операции, поможет ли операция

Врачи успешно оперируют рак печени

Хирургическое удаление опухоли — единственный радикальный метод лечения рака печени. Однако, операцию можно выполнить далеко не у всех пациентов. Зачастую очагов много, и они разбросаны по всему органу, опухоли оказываются слишком большими или успевают прорасти в кровеносные сосуды, желчевыводящие пути, соседние органы.

При раке печени проводят два вида хирургических вмешательств:

  • резекция — удаление части органа;
  • трансплантация.

Возможность радикального хирургического лечения определяют по данным КТ и МРТ с ангиографией. При неоперабельных опухолях прибегают к возможностям интервенционной хирургии.

Резекция печени

Такая операция может быть выполнена только при определенных условиях:

  • Опухоль локализованная (находится в одном месте) и не прорастает в кровеносные сосуды.
  • Очаг относительно небольшого размера.
  • Нет метастазов в лимфатических узлах и других органах.
  • Ткань печени не поражена циррозом и может нормально справляться со своими функциями.

К сожалению, возможность удалить злокачественную опухоль есть далеко не всегда. В зависимости от объема, резекция печени может быть долевой, сегментарной, атипичной.

Врачи успешно оперируют рак печени

Насколько большую часть печени можно удалить во время операции? Печень обладает высокой способностью к регенерации, поэтому во время резекции врач может удалить достаточно большую часть органа.

Прежний размер восстанавливается примерно через 6 месяцев. Однако, хирург должен действовать предельно аккуратно. Нужно постараться полностью удалить опухоль, при этом оставить как можно больший объем здоровой ткани.

Если обнаружен цирроз — означает ли это, что врачи однозначно откажут в операции? В целом цирроз является противопоказанием к резекции. Даже если удалить небольшое количество ткани, есть риск, что оставшаяся часть печени не сможет адекватно справляться со своими функциями.

Но иногда, если функции печени нарушены не сильно, операция всё же возможна.

Для того чтобы оценить функциональное состояние органа, пользуются пятью критериями Чайлда-Пью: уровень билирубина и альбумина в крови, протромбиновое время (показатель свертываемости крови), наличие асцита (скопления жидкости в брюшной полости), печеночной энцефалопатии (поражения мозга в результате нарушения функции печени).

Пациентов делят на три класса:

  • Класс A — когда все пять показателей в норме. У таких больных резекция, скорее всего, возможна.
  • Класс B — легкие отклонения от нормы. Вероятность того, что пациента возьмут на операцию, ниже.
  • Класс C — тяжелые отклонения. Хирургическое лечение противопоказано.

Почему резекция печени считается сложным хирургическим вмешательством? Проведение операции требует от хирурга большого опыта, потому что:

  • Печень — орган, который имеет достаточно сложное анатомическое строение, опухоли зачастую имеют «неудобное» расположение.
  • Чем больше объем резекции, тем технически сложнее вмешательство. Операция может оказаться серьезнее и сложнее, чем предполагалось по результатам КТ, МРТ.
  • Печень имеет богатое кровоснабжение, во время вмешательства очень высок риск кровотечения.
Читайте также:  Проверьте инфекции

В «Евроонко» работают опытные врачи-гепатоонкологи и функционирует превосходно оснащенная операционная. Мы выполняем операции любой сложности при раке печени и других органов пищеварительной системы.

Врачи успешно оперируют рак печени

Трансплантация печени

Для некоторых онкобольных с нерезектабельным раком альтернативой может стать трансплантация печени. Хирург удаляет пораженный опухолью орган и заменяет его на донорский.

Трансплантация возможна, когда есть один очаг не более 5 см в диаметре или 2–3 очага, диаметр каждого из которых не превышает 3 см.

 При этом опухоль не должна прорастать в кровеносные сосуды, не должно быть метастазов.

Получить донорскую печень можно от трупа или от живого донора, в роли которого обычно выступает близкий родственник. В России, как и во всех странах мира, ситуация с донорскими органами напряженная. Пересадка печени бывает необходима не только при раке, но и при других заболеваниях: вирусных гепатитах, циррозе, болезни Вильсона-Коновалова.

Хирургическая тактика в зависимости от стадии

Резектабельная опухоль I–II стадии. К сожалению, такая ситуация встречается редко, но она позволяет провести радикальную операцию, удалить пораженную часть органа, и после этого может наступить ремиссия. Хирургическое лечение дополняют курсом неоадъювантной химиотерапии.

Нерезектабельная опухоль, когда не поражены регионарные (близлежащие) лимфатические узлы, нет метастазов. Проводят паллиативную терапию. Прибегают к методам интервенционной хирургии:

  • Радиочастотная аблация — процедура, во время которой тонкий электрод в виде иглы вводят в опухоль и разрушают её током высокой частоты.
  • Химиоэмболизация — введение в сосуд, питающий опухоль, особого эмболизирующего препарата в сочетании с химиопрепаратом. Эмболизирующий препарат состоит из микрочастиц, которые блокируют приток крови к опухолевой ткани, а химиопрепарат уничтожает раковые клетки.
  • Интраартериальное введение химиопрепаратов. Лекарство вводят в печеночную артерию, благодаря чему оно оказывает более мощное локальное действие и не поступает в общий кровоток. Такое лечение пациенты переносят лучше, чем системную химиотерапию (внутривенное введение препаратов).

Врачи успешно оперируют рак печени

Иногда эти меры помогают уменьшить опухоль и сделать её резектабельной.

Небольшая опухоль, которая неоперабельна из-за другого заболевания. Бывают ситуации, когда операцию нельзя проводить из-за цирроза или других противопоказаний, не связанных с самим раком. В таких случаях применяют радиочастотную аблацию, химиоэмболизацию, химиотерапию, таргетную терапию.

Рак печени, который успел распространиться в лимфатические узлы и метастазировать. Такие опухоли имеют неблагоприятный прогноз. Но даже в запущенных случаях пациенту можно помочь, облегчить симптомы при помощи правильного паллиативного лечения.

Рецидивирующий рак печени. Если рецидив локальный, без распространения в лимфоузлы и метастазов, можно повторно провести резекцию. В других случаях лечение будет носить паллиативный характер.

Операции при метастазах рака в печень

Чаще всего раковые клетки метастазируют в печень из опухолей легких, кишечника, желудка. Если есть один или несколько мелких очагов, проводят резекцию. В других случаях применяют радиочастотную аблацию, химиоэмболизацию, назначают химиотерапию, таргетную терапию.

В «Евроонко» проводятся миниинвазивные вмешательства, которые помогают справиться с осложнениями рака: механической желтухой, асцитом.

Сколько живут после операции при раке печени?

Рак печени — злокачественная опухоль, с которой очень сложно бороться. Даже после резекции в течение 5 лет остается в живых не более 20% больных.

После радикальной операции в печени могут продолжаться патологические процессы, которые вызвали рак, со временем они приведут к рецидиву.

Лечение рака печени: актуальные подходы

Лечение рака печени, несмотря на видимую простоту доступа для диагностики и радикального лечения (хирургии либо воздействия ионизирующим излучением) —  сложная задача, требующая применения самых современных методик и оборудования. О том, как обеспечить эффективное и безопасное лечение рака печени на уровне мировых стандартов, как минимум, 2018 года, рассказывает сайт МИБС.

Врачи успешно оперируют рак печени

Для понимания важности, которую имеет лечение рака печени в масштабе человечества, следует привести статистику. По данным 2017 года, в мире чаще всего диагностируются такие виды рака:

  • рак легких — 11,6%
  • рак груди — 11,6%
  • колоректальный рак — 10,2%
  • рак простаты — 7,1%
  • рак желудка — 5,7%
  • рак печени — 4,7%

Таким образом на рак печени приходится почти каждый двадцатый случай рака на земле. Но еще более важен показатель смертности.

Наибольшее количество смертей вызвано такими видами рака:

  • рак легких — 18,4%
  • колоректальный рак — 9,2%
  • рак желудка — 8,2%
  • рак печени — 8,2%
  • рак молочной железы — 6,6%

Статистика показывает, что рак печени делит с раком желудка третье место в списке самых смертельных онкологических заболеваний. И лишь немного (не более одного процента!) уступает колоректальному раку, идущему вторым в этой печальной таблице “рекордов”.

При этом рак желудка, который принято считать одним из самых сложных в лечении видов онкологических заболеваний, встречается чаще. А значит лечение рака печени, демонстрирующего большую агрессивность, — задача не менее ответственная.

Что такое рак печени?

Рак печени — это первичная опухоль, растущая из малигнизированных (трансформировавшихся в злокачественные) клеток органа. Растущая из гепатоцитов гепатоцеллюлярная карцинома —  самая распространенная первичная злокачественная опухоль печени. На ее долю приходится 4 из 5 всех случаев рака печени.

Второй по частоте тип злокачественных новообразований печени, холангиокарцинома (рак желчного протока или опухоль Клацкина), в разы уступает по частоте выявления.

Остальные злокачественные опухоли, растущие в печени из различных типов клеток, присутствующих в органе — опухоли сосудистого происхождения (ангиопластическая саркома печени или ангиосаркома, гемангиосаркома), а также гепатобластома (опухоль из эмбриональных клеток) — диагностируются еще реже.

С точки зрения биологии, только гепатоцеллюлярная карцинома является раком печени. Но, с точки зрения лечения опухолей печени, любые новообразования, растущие в пределах органа, можно рассматривать в качестве рака печени. Это упрощает пониманием пациентом тактики предстоящей терапии.

Первичные раки печени чаще всего возникают из-за паразитарных, инфекционных и химических поражений. Лидирующие позиции среди причин первичного рака печени принадлежат Гепатиту Б и С, а также папилломавирусу человека — до 86% всех случаев гепатоцеллюлярной карциномы. Исследования доказали связь этих вирусных заболеваний с повышенным риском риск развития рака печени и рака шейки матки.

Метастатический рак печени (метастазы в печень)

Тем не менее, лечение рака печени чаще всего связано с лечением метастазов опухолей, развившихся в других органах — вторичного (метастатического) рака печени.

Метастазы других злокачественных опухолей поступают с кровотоком в природный “фильтр” — печень, что приводит к метастатическому поражению органа. Метастатическое поражение печени встречается в 8-10 раз чаще, чем первичные опухоли.

Чаще других метастазы в печень дают рак молочной железы, легких и толстой кишки, рак пищевода, рак поджелудочной железы и меланома.

Диагностика рака печени

Как и в случае любого онкологического заболевания, лечение рака печени более эффективно на ранних стадиях. Поэтому ранняя диагностика — не менее важная задача, чем комплексная терапия.

Осложняет задачу то, что симптомы рака печени не отличаются уникальностью.

Утомляемость, тошнота, тяжесть в правом подреберье, даже механическая желтуха (пожелтение склер и кожных покровов вследствие сдавливания желчных путей растущей опухолью или нарушения функций печени) — такая симптоматика присуща практически всем нарушениям работы органа. Тем более у пациентов с хроническим гепатитом или циррозом печени.

Тем не менее, при своевременном обращении выявить рак печени несложно.

Как и при любых нарушениях работы органа базовый метод диагностики – недорогое и доступное в большинстве лечебных учреждений ультразвуковое исследование (УЗИ), которое с высокой степенью достоверности определит наличие, положение и размеры новообразования в печени, вызывающее симптомы, с которыми пациент обратился к врачу.

Подтвердить диагноз поможет биопсия новообразование. Морфологическая диагностика взятого образца покажет тип клеток, из которых состоит опухоль.

Это позволит определить, является ли новообразование первичным раком, или речь идет о метастатическом поражении и пациенту предстоит лечение распространенного процесса.

А иммуногистохимия даст ответ о возможности проведения таргетной терапии, основанной на специфической уязвимости конкретной опухоли к одному из таргетных препаратов, или иммунотерапии.

Но почему тогда рак печени демонстрирует настолько высокую смертность? Ответ прост: схема “симптомы — первичное обращение — диагностика — установление диагноза” описывает большинство клинических случаев. Но проявление симптоматики означает значительный размер новообразования. Соответственно, лечение рака печени будет более сложным, кроме того высока вероятность метастазирования.

Специальные скрининговые исследования на предмет выявления рака печени не проводятся.

Однако обычное внимание к своему здоровью, заключающееся в регулярном (1-2 раза в год) прохождении профилактических исследований, в состав которых входит УЗИ органов брюшной полости и анализ крови для определения “работоспособности» печени (так называемые, “печеночные пробы») позволит выявить возможный опухолевый процесс на тех стадиях, когда лечение рака печени будет эффективным.

У пациентов с циррозом печени, гепатитом В или С вероятность развития злокачественной опухоли печени во много раз выше.

Им рекомендовано включать в состав регулярного обследования анализ крови на уровень альфа-фетопротеина — уровень АФП значительно повышается при гепатоцеллюлярной карциноме, метастазах в печень, что дает возможность использовать альфа-фетопротеин, как онкомаркер рака печени.

Ранняя диагностика метастазов в печень может быть эффективной при соблюдении качества лечения первичной опухоли в части онконастороженности врача и пациента — наблюдению за возможными органами-мишенями. Например, лечение колоректального рака должно обязательно включать регулярный контроль состояния печени, в которую заболевание метастазирует в 20% случаев.

Читайте также:  Кормите грудью и будете здоровы

Лечение рака печени

Наибольший эффект позволяет достичь тактика, включающая хирургическое удаление первичной опухоли и химиотерапию. Такое сочетание наиболее востребовано, учитывая невысокую статистику раннего выявления рака печени

Ожидаемую эффективность определяет успешность хирургического вмешательства, которая значительно зависит от подготовки хирурга и технического обеспечения клиники, в частности, позволяющего проводить малоинвазивные лапароскопические резекции печени. Именно лапароскопическая хирургия – основа комплексного лечения рака печени в Онкологической клинике МИБС.

Химиотерапия призвана закрепить эффект, воздействуя на те опухолевые клетки, которые из-за высокого риска для жизни невозможно будет удалить во время хирургического вмешательства, а также возможные метастазы рака печени, которые невозможно выявить ввиду их малого размера.

Таргетное лечение рака печени

С развитием возможностей иммуногистохимии, выявляющей потенциальную генетическую уязвимость конкретной опухоли, воздействие на которую одним из препаратов позволяет остановить рост исключительно данного типа клеток, открывает новые возможности для лечения онкологических заболеваний в целом и рака печени в частности.

Иммуногистохимия опухолей пациентов Онкологической клиники МИБС проводится в собственной лаборатории, работающей по самым высоким международным стандартам.

В таргетной терапии злокачественных новообразований печени наибольших успехов наука достигла в лечении печеночноклеточного рака (гепатоцеллюлярной карциномы). Кроме того, таргетная терапия может быть успешной при метастатическом поражении печени, источник которого – рак легких, рак молочной железы и др. Это дает новые шансы пациентам на поздних стадиях рака.

Локальные методы лекарственного лечения рака печени

В отличие от химиотерапии и таргетного лечения, оказывающих системное воздействие на весь организм, при раке печени могут применяться малоинвазивные методы локального воздействия на опухоли, при которых используется доступ через крупные кровеносные сосуды, относящиеся к методам эндоваскулярной (внутрисосудистой) хирургии и интервенционной радиологии.

И химиоэмболизация, и радиоэмболизация в основе своей используют принцип закрытия просвета кровеносных сосудов, питающих крупные опухоли, специальным веществом, вводимым непосредственно в эти сосуды через катетер.

Отличия лишь в свойствах “пломбирующего” препарата — при химиоэмболизации внутри опухоли остаются частицы препарата химиотерапии высокой дозы, при радиоэмболизации внутрь опухоли помещается радиоактивное вещество с коротким сроком активности.

В каждом из случаев опухоль впитывает губительное для нее “лекарство”, попадание которого в общую систему кровообращения исключено.

Менее широкое распространение в мировой практике получило лечение рака печени другими радикальными методами (радиочастотная абляция, термическая абляция).

Несмотря на то, что трансплантация печени в открытых источниках упоминается, как возможный вариант при раке печени, на практике этот метод используется крайне редко.

Как ввиду высокой дороговизны и сложности такой операции, так и ввиду низкого показатели раннего выявления опухолей печени (при значительном размере новообразования, особенно локализованного вблизи крупных кровеносных сосудов, трансплантация, учитывая высокую вероятность метастазирования, — бесперспективна).

Лучевое лечение рака печени

Клетки печени имеют слабую устойчивость к воздействию ионизирующего излучения. Но это касается не только малигнизированных клеток печени, но и всего органа, что делает применение лучевого лечения практически невозможным. Протонная терапия – исключение.

В отличие от фотонной лучевой терапии, при которой пучки фотонов буквально пронизывают организм, облучая практически равной дозой ткани на траектории от входа до выхода из тела человека, фотоны действуют точнее. В основе лечения протонами лежит свойство этих элементарных частиц отдавать максимум энергии на коротком финальном участке своего пробега.

Управляя энергией пучка протонов и его траекторией, врач получает возможность произвести буквально “укол радиации” в четко указанную точку, находящуюся в границах опухоли.

Наиболее совершенная на сегодня технология PBS (“pencil beam scanning” или “сканирование карандашным пучком”), доступная пациентам Центра протонной терапии МИБС, позволяет последовательно подать множество пучков на разную глубину и в разные точки организма, буквально “заштриховывая” опухоль высокой дозой радиации.

Лечение метастатического рака печени

Как правило, еще более тяжелая задача, чем лечение первичного рака печени. При выборе метода терапии следует учесть ранее полученное или назначенное лечение первичной опухоли, а также проводимое или ожидаемое системное воздействие при химиотерапии или таргетном лечении.

Учитывая, что метастазы в печени — прогнозируемое явление при ряде онкозаболеваний, дополнительный шанс получают высокоточные лучевые методы лечения. При единичных некрупных новообразованиях хорошего эффекта можно достичь, применяя радиохирургию с тщательным распределением пучков для защиты здоровых тканей печени.

Инвазивность радиохирургии — минимальна, что позволяет провести лечение у пациентов в тяжелом общем состоянии.

Паллиативное лечение рака печени

В тех случаях, когда рак выявлен на поздней стадии, прогноз, как правило, неблагоприятный. И перед врачом уже предстоит задача не победить опухоль, а продлить жизнь пациента с раком печени, обеспечив максимально возможное сохранение ее уровня.

В качестве паллиативного лечения при раке печени широко используется шунтирование или стентирование желчных путей (особенно при холангиокарциноме), восстанавливающее их проходимость.

В некоторых случаях эффект будет от проведения лучевой терапии, также применяется химиотерапия.

В заключение хочется отметить: несмотря на уникальность каждого клинического случая, лечение рака печени — крайне вариативно.

Поэтому, для максимального эффекта от лечения, важно обращаться в медицинские центры, которые имеют в своем арсенале возможности для подбора методов диагностики и терапии согласно потребностям пациента, а не техническому обеспечению клиники.

Лишь в таком случае можно говорить о более высоких шансах на победу над опухолью либо на максимально возможное продление жизни.

Именно так действует МИБС. Онкологическая клиника МИБС – это комплексная помощь при любом виде опухолей. Все этапы лечения в МИБС – от первичной диагностики до регулярного контроля после лечения, от хирургии до протонной терапии, – проводятся в соответствии с высокими международными стандартами. Звоните сейчас!

Операции при раке печени

Хирургическая операция – самый эффективный метод лечения рака печени. Это заболевание очень тяжелое, от момента его обнаружения до смерти пациента может пройти лишь несколько месяцев. Но прогноз значительно лучше, если пациента оперируют. После резекции печени пятилетняя выживаемость пациентов достигает 60-80%.

Кому проводят операции

Не все пациенты являются кандидатами на радикальные операции при раке печени. Такие вмешательства могут быть выполнены в следующих ситуациях:

  • отсутствие цирроза печени или легкая форма заболевания (Child A);
  • не нарушена поглотительно-выделительная функция печени (по данным радиоизотопного исследования) или её нарушение не выше 2 степени;
  • возможно сохранение минимум одной трети здоровой паренхимы печени, чтобы орган мог выполнять свою функцию после операции;
  • если у пациента цирроз печени, то врач должен сохранить не менее половины паренхимы.

Кроме того, операцию не проводят, если опухоль достигла больших размеров, распространилась на крупные сосуды, соседние органы, дала метастазы – не только отдаленные, но и регионарные, в ближайшие лимфоузлы. Важно, чтобы состояние здоровья человека позволяло перенести операцию. Под все перечисленные условия подходит около 20% пациентов.

Какие операции проводят

При раке печени проводят частичное удаление органа в разном объеме: это может быть гемигепатэктомия – удаление правой или левой половины печени, бисегментэктомия, трисегментэктомия – удаление нескольких сегментов органа.

Операции на печени обычно выполняются через большой разрез на животе. Для этих вмешательств характерна значительная кровопотеря. Её уменьшают, используя различные варианты коагуляции сосудов и биологическую сварку. Риск осложнений после резекции печени достигает 15%.

Реже печень удаляют полностью, а затем выполняют её трансплантацию. Этот вариант лечения подходит для людей с начальной стадией рака, у которых нарушена функция печени. Их делают при наличии одной опухоли до 5 см или до 3 опухолей с максимальным размером до 3 см.

Трансплантацию печени больным раком делают редко. Донорских органов не хватает. Поэтому в основном такие хирургические вмешательства выполняются у пациентов с другими заболеваниями печени.

При неоперабельном раке проводят паллиативные операции. Они направлены на устранение механической желтухи, которая развивается из-за сдавливания и прорастания опухолью желчных протоков. В ходе операции врачи формируют новый путь оттока желчи в кишечник, в обход заблокированного участка.

Куда обратиться

Операции при раке печени проводятся в клинике НАКФФ. У нас работает команда опытных хирургов, за плечами которых сотни успешных хирургических вмешательств. Операционные оснащены современным оборудованием.

Несколько причин, почему стоит сделать операцию в нашем центре:

  • тщательный отбор пациентов: мы делаем радикальные операции, только если рассчитываем получить хорошие результаты при минимальны рисках для здоровья;
  • низкий риск осложнений;
  • современные методы гемостаза уменьшают кровопотерю;
  • адекватное обезболивание, послеоперационный уход, поддерживающая и симптоматическая терапия;
  • успешное сочетание резекции печени с другими методиками лечения рака;
  • малоинвазивные процедуры и операции для устранения механической желтухи.

Врачи успешно оперируют рак печени

  • Дистанционные консультацияя
  • Подберем лучшее лечение для вас

Перезвоните мне!

Позвоните по телефону или закажите обратный звонок, чтобы получить консультацию врача и пройти лечение рака печени в клинике НАКФФ.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *