Выпускников медвузов жестко распределят

Разработать предложение о распределении выпускников медицинских вузов президент России Владимир Путин поручил правительству к 1 декабря 2019 года.

К идее возродить советскую систему послевузовского распределения медицинских специалистов только в 2019 году возвращались дважды.

В мае, на медиафоруме региональных и местных СМИ «Правда и справедливость», организованном ОНФ, к Путину обратился профессор Леонид Рошаль. Он руководит НИИ неотложной детской хирургии и травматологии в Москве.

Рошаль предложил распределять выпускников на работу в регионы на три-четыре года. Путин обещал обсудить это с Минздравом и отметил, что речь идет, конечно, о выпускниках-бюджетниках.

Такое же предложение – закреплять выпускников медвузов за поликлиниками и больницами, где не хватает кадров, – во время прямой линии с Путиным внесла заведующая поликлиникой из Рославля Смоленской области.

Для решения проблемы кадрового голода, на которую ссылаются и профессор, и заведующая рославльской поликлиникой, в регионах в 2012 году заработала программа «Земский доктор».

Суть ее, вкратце, такова: любой дипломированный медицинский специалист моложе 50 лет, заключивший с медучреждением контракт на 5 лет и более, получает от государства 1 миллион рублей, причем средства эти не облагаются налогом.

Выпускников медвузов жестко распределят

Сельский врач в машине скорой помощи в селе Поречье Муромцевского района. ТАСС

​Несколько областей, среди которых Московская, Смоленская, Волгоградская и другие, показали эффективность программы, но до сих пор есть регионы, не трудоустроившие ни одного врача. Причина – отсутствие денег в региональных бюджетах.

Первоначально федеральное правительство и местные власти должны было платить «подъемные» сельскому врачу пополам, с 2016 года федеральная доля увеличилась до 60%. В связи с инфляцией за семь лет существования программы сам подъемный капитал перестал выглядеть так же привлекательно, как в 2012 году.

В регионы выпускники ВУЗов едут неохотно или не едут вообще.

Корреспондент Настоящего Времени спросил врачей и руководителей больниц, поможет ли принудительное распределение решить проблему нехватки кадров и какие последствия могут быть у такого нововведения.

Дмитрий Семенов. Доктор медицинских наук, профессор, директор МОНИКИ (Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М. Ф. Владимирского):

— Подобная идея витала в воздухе на протяжении последних нескольких лет. Фактически это возвращение к идеологии распределения, принятой в СССР. На текущий момент в стране нет никакого механизма распределения выпускников после окончания ВУЗа. Кроме того, отсутствует внятная схема обеспечения региональных медучреждений персоналом.

Павел Бранд. Кандидат медицинских наук, невролог, медицинский директор сети клиник «Семейная», «Дента-Эль» и Научно-практического центра хирургии:

— Сегодня врач находится под пристальным вниманием Следственного комитета, цена ошибки для него огромна. А молодой врач будет ошибаться и любое неверно принятое решение может привести его в тюрьму или лишить профессии.

Медицина не стоит на месте. Полвека назад хороший хирург должен был знать и выполнять до 20 операций, сейчас это 150-200 операций. Подготовка врача во всем мире занимает 9-10 лет.

Распределяя неквалифицированного специалиста, отучившегося 6 лет, мы тем самым загоняем его в жесткие рамки, в которых он уже не сможет развиваться.

Представьте себе, что к молодому врачу приходит на прием пациент с заболеванием, о котором он, врач, не имеет никакого представления! Каков будет результат – вполне понятно. В СССР никто не считал, сколько людей погибало в результате подобных ситуаций. Статистики не было.

В итоге мы будем иметь неплохой фельдшерский штат. Но не более того. Проблему наличия в регионах качественных профильных специалистов эта инициатива решить не сможет. К тому же, на мой взгляд, это еще и дискриминация врачей по профессиональному признаку – почему тогда не распределяют юристов, строителей, экономистов?

Выпускников медвузов жестко распределят

Пост медицинской сестры в Городской клинической больнице №2 в Новосибирске. ТАСС

Федор Катасонов. Педиатр Центра врожденной патологии клиники GMS Clinic, Москва:

— Возможно, с количеством врачей станет получше. С качеством – вряд ли. В целом же все это вполне в тренде общей тенденции понижения компетентности, так что ничего хорошего от инициативы я не жду.

Я считаю, что надо распределять другим образом – добровольно предлагать заманчивые места уже опытным врачам.

Алексей Эрлих. Доктор медицинских наук, врач-кардиолог, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии для кардиологических больных Городской клиническая больницы № 29 им. Н.Э. Баумана в Москве:

— Затея с распределением обречена на провал. Распределение несет много странностей и неудобств и, главное, не приведет к насыщению узких мест в регионах. Не возрастет и качество, поскольку оно зависит от множества точек роста, а не от количества персонала.

Наконец, насилие, а такая система – не что иное, как насилие, в рамках рынка, в том числе трудового, ни к чему хорошему не приводит. Рынок – это саморегулирующаяся система, механизм, который в силу различных естественных обстоятельств сам себя стабилизирует.

Выпускников медвузов жестко распределят

Здание сельской больницы в деревне Колионово Московской области

Если мы хотим насытить маленькие города специалистами, то мы, конечно, должны заинтересовать участников рынка условиями работы – это должна быть инфраструктура, зарплата жилье, развитие и образование в том числе! Если государство готово положить врачам одинаковую зарплату, как в столице так и в других местах, – это прекрасно. Но государство не только врачам, но и любым другим специалистам не может гарантировать подобного.

Медицина как наука расширяется, увеличивается объем знаний. Просто быть врачом-специалистом – это отставание от современного мира. Есть масса ответвлений в каждой, даже самой узкой специальности и именно этим повышается качество и наукоемкость медицины.

Возможно было бы разумно как-то поощрять врачей общего профиля – стимуляцией, премированием.

Но никак не насильно загонять молодых врачей в рамки этой специализации, тем самым низводя их до призывников, солдат-срочников, что, помимо прочего, может стать катастрофой для медицинской карьеры многих из них.

Врачи: распределение выпускников медвузов – крепостное право

«Если бы мы приняли пять лет тому назад распределение выпускников учебных заведений, которые обучаются, подчеркиваю, за государственный счет – и не только тех, которых (по целевому набору. – Ред.

) направляют и оплачивают (учебу. – Ред.), – на работу на три-четыре года, как это было, и никто от этого не помер, мы бы быстро, в течение года-двух решили проблему (кадрового дефицита. – Ред.

)», – сказал Леонид Рошаль.

Если предложение будет принято, возникнет конфликт со ст.37 Конституции РФ о свободе труда, отметил управляющий Центром медицинского права Алексей Панов.

«Кто создает бюджетное финансирование? Население страны через уплату налогов.

Поэтому, на мой взгляд, законодательное закрепление выпускников вузов на селе противоречит конституционной норме о свободе труда, даже в общественных интересах», – отметил он.

В то же время эта идея может быть поддержана, исходя из п.3 ст.55 Конституции РФ, которая гласит, что права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральными законами в той мере, в какой это необходимо, в частности в целях защиты здоровья, прав и интересов других лиц. «Решение вопроса может происходить именно в этой плоскости.

Сейчас в селах катастрофическая ситуация – работать некому. Если вопрос не решится, государство создаст угрозу здоровью людей, живущих в отдаленных населенных пунктах. Выхода может быть два – распределение или материальное стимулирование специалистов.

Такие программы есть, но они недостаточно работают», – сказал старший юрисконсульт «ЮрБюро» Дмитрий Гаганов.

Председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов – больных рассеянным склерозом «Гефест», врач-невролог Игорь Степанов поддержал инициативу Леонида Рошаля.

«Мои родители в свое время работали в селах, поднимали медицину, набирались опыта. Есть такое понятие «школа жизни» – это один из ее этапов.

Транспортная доступность многих территорий недостаточна, больницы закрываются, возможно, проблему придется решать таким путем», – сказал он.

Не все коллеги согласны с Игорем Степановым. «На селе не у кого учиться, качество опыта будет ниже, чем у коллег из города. Особенно это касается стоматологии. Даже в моем городе-миллионнике (Красноярск. – Ред.

) качество работ и материалов в частной клинике и в государственной – небо и земля. При этом, трудясь в частной клинике, врач все равно работает на оздоровление нации», – считает стоматолог-терапевт Артем Икаленко.

Он сравнивает распределение после вуза с крепостным правом.

«Пункт 3 статьи 43 Конституции РФ гласит: каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Конкурс – это вступительные испытания, при чем здесь принудительное распределение? – отмечает Артем Икаленко. – Из врача делают нечеловека, бесправного, который не принадлежит себе».

Бюджетные места есть во всех вузах, но о распределении в немедицинских учреждениях никто не говорит, отмечает врач. «Я против принудительного распределения. В районах, где плохо с инфраструктурой, дорожной сетью, работают федеральные суды общей юрисдикции.

У судей достойные условия (вознаграждение) для осуществления профессиональной деятельности, – приводит пример Алексей Панов. – У врачей должно быть так же – создание условий за счет интересной экономической составляющей, перспектив. Загонять в принудительном порядке представителей цифрового поколения на село неправильно.

Тем более что определенные ограничения у врачей уже есть: чтобы стать специалистом, нужно пройти через первичное звено».

Обязательное распределение: "Пять лет «крепостного права» могут убить в докторе все стремления"

В России обсуждают закон о принудительном распределении выпускников медицинских вузов. Предполагается, что после учебы студенты, получившие образование за счет бюджета, поедут работать в сельские клиники на 3-5 лет.

О плюсах и минусах законопроекта «Медицинская Россия» поговорила с главным врачом Американской Медицинской Клиники города Санкт-Петербурга, кандидатом медицинских наук, хирургом первой квалификационной категории Антоном Глобиным.

– Выпускников медвузов России предложили обязать работать по распределению для ликвидации дефицита кадров. Как вы относитесь к такому предложению?

Речь идет только о тех людях, которые обучаются либо по целевым направлениям, либо на бюджете. Решение непростое, но, с другой стороны, у нас огромный дефицит медкадров в сельской местности и в отдаленных регионах. Наверное, это будет хороший опыт для самих докторов. Мое отношение к этому положительное.

– Насколько, на Ваш взгляд, подобное решение позволит восполнить недостаток специалистов на местах?

Речь идет не о том, чтобы ликвидировать дефицит кадров полностью, а о том, чтобы снять остроту проблемы. Это временный выход, потом нужно будет работать над созданием условий, привлекающих специалистов в глубинку.

Это потребует вложений. Нужно модернизировать сельскую медицину. Сейчас большинство фельдшерских пунктов либо закрыты, либо не справляются с поставленной перед ними задачей.

Кроме привлечения врачей, нужно еще обеспечить их всем необходимым. Люди должны не просто приехать со своим чемоданчиком и фонендоскопом. Они должны работать на современном оборудовании.

Медицина сегодня — это не только квалифицированные кадры, но и современное, высокотехнологичное оборудование.

– После окончания университета от трех до пяти лет новоиспеченные врачи должны отработать те деньги, которые в них вложило государство. По-вашему, это равнозначный обмен?

Я считаю, что пять лет — это много. Должно быть два-три года максимум. Распределение даст выпускникам возможность трудоустроиться. В Москве и Санкт-Петербурге сейчас переизбыток врачей, выпускнику без опыта невозможно найти место даже в поликлинике или небольшой больнице. Поэтому распределение может снять и эту напряженность в столице.

Почему в Москве все места заняты? Потому что в крупных городах — в Москве и Санкт-Петербурге — есть поддержка финансовая, доплаты за счет городского бюджета. Такая поддержка должна быть и в сельских, и в областных больницах. Человек после окончания вуза на 20-25 тысяч не сможет работать. Это должен быть федеральный уровень, местные бюджеты такое не потянут.

– Предыдущие попытки Минздрава привлечь врачей в поликлиники и сельские больницы были неэффективными. Был, например, московский факультет при Российском государственном медицинском университете.

Выпускники этого факультета должны были отработать в поликлинике три года, но они находили способы избежать отработки — переводились накануне выпуска на другой факультет, оплачивали учебу сами задним числом.

Сработает ли новый закон?

Если будет сказано, что с 1 июля следующего года мы работаем по новой системе, у нас вряд ли что-то получится. Я бы дал год или два года, чтобы люди могли морально подготовиться.

Еще правильнее вести прием с первого курса на новых условиях. То есть направлять по распределению не сегодняшних выпускников, а оговаривать это при поступлении.

Предоставлять выбор: общий конкурс, по целевым направлениям и с возможностью работать потом по распределению.

– Не вызовет ли это отток абитуриентов из медицины вообще?

Мое мнение, после окончания вуза нужно некоторое время покрутиться в такой вот земской медицине, неотложной медицине. Я сам десять лет работал в больнице скорой помощи и считаю, что это была прекрасная школа. Все время работать в таких условиях очень тяжело, но в первые два-три года это пойдет только на пользу.

Люди должны идти на это осознанно, нельзя их заставлять. Если им завтра в приказном порядке сказать: «Поезжайте в Сибирь», 90% всеми правдами и неправдами вернутся через 2-3 месяца. И будут выплачивать неустойки — на 50 лет растянут через суды.

Мне кажется, задача государства — заинтересовать людей. Чтобы они понимали, что это нужно не столько государству, сколько им самим.

Пока ты сам не начнешь принимать решения, пока ты сам не начнешь смотреть этих бабушек, пока ты ходишь за каким-то доцентом или профессором – ты сам не начнешь лечить. Доктор должен прочувствовать всю ответственность на своих плечах. Только тогда он сможет вырасти профессионально.

– Сообщается, что молодым врачам, в случае введения нового проекта, оставят право выбора медучреждения, пусть и из числа государственных. Как вы оцениваете эту инициативу?

Мне кажется, должен быть конкурс, когда у человека в зависимости от результатов учебы есть право выбора. Чем лучше результаты, тем больше выбор. Это во многих странах так. К примеру, сто выпускников: тот, кто на первом месте — у него на выбор сто мест, на последнем — остается только один вариант.

– Не произойдет ли в таком случае перетекания кадров? Лучшие выпускники уйдут в лучшие, хорошо оборудованные больницы. А худшие — пойдут в и так отстающие от стандартов учреждения.

Мы пока говорим о гипотетических вещах. Видимо, предполагается, что будет какое-то количество заявок: из одного города 20, из другого 40. Я понимаю, что есть регионы, которые пользуются спросом. Люди едут в ту же Московскую область — это тоже регион, спрос на него гораздо выше, чем на Камчатку или на Чукотку.

Нужно, чтобы законодатели продумали все возможные варианты, чтобы не просто принять закон, но и обеспечить максимально его выполнение.

– Пока врачи не согласны уезжать в провинции на пять лет даже за миллионы. Какие еще меры необходимо принять, что пообещать, чтобы молодые специалисты сами захотели работать в регионах?

Жилье. Если будет предоставлена для проживания квартира или дом с правом выкупа или приобретения на льготных условиях — это может быть интересно. Возможность приобретения частной собственности — повод для того, чтобы задуматься о выборе конкретного места работы.

– Но во многих регионах, особенно, как вы сказали, в популярных, жилье вовсе не предоставляется. Люди вынуждены снимать квартиры за свой счет, и иногда на это уходит почти вся зарплата.

Если государство принимает закон о распределении, оно должно взять эти вопросы на себя. Приезжающему в регион специалисту должны давать хотя бы общежитие. То есть сначала нужно принимать законы об обеспечении молодых специалистов жильем, а потом уже отправлять людей куда-то.

– Давайте поговорим о крахе амбиций. Что можно сделать на местах, чтобы молодые специалисты могли реализоваться в условиях сельской больницы и не разочаровывались в профессии?

Крах амбиций… Мы же говорим все-таки о коротком промежутке. Пять лет — это слишком большой срок. Пять лет такого «крепостного права» могут убить в человеке все стремления. Два года было бы оптимально.

Если действительно примут закон, по которому человек будет уходить в это на пять лет, это повлияет на эмоциональный настрой. Когда много работы, она постоянно одна и та же, нет возможности ездить на семинары и конференции, это давит. А у земских докторов работы огромное количество.

В Башкирии за 2020 год уволились 2,5 тысячи медработников

– Согласно данным, каждый десятый студент медицинского вуза не собирается, окончив университет, работать по специальности. Насколько серьезный отсев происходит во время обучения? Вы сами сталкивались с этим?

Одна десятая? Я оканчивал вуз в 1995 году и могу сказать, что меньше половины моих одногруппников работает в медицине. Кто-то работает в парамедицинских отраслях вроде продаж фармацевтической продукции, но большинство занимается совершенно посторонними вещами.

– Этот отсев произошел сразу или постепенно в течение жизни?

Есть отсев во время обучения на первых двух курсах — на 25-30% уменьшается количество студентов в группе. После окончания вуза в течение 2-3 лет люди окончательно понимают, будут они работать в медицине или нет.

  • – Какие еще проблемы стоят перед выпускниками медвузов, которые, на ваш взгляд, необходимо решить в первую очередь?
  • С трудоустройством в крупных городах проблемы есть, потому что в больших городах зарплаты у врачей сейчас высокие.
  • В регионах зарплаты у выпускников вначале маленькие, но к этому нужно быть готовым, нужно понимать, что вначале нужно потерпеть.
  • – Как у нас обстоит дело с последипломным обучением?

В России всегда были проблемы с системой образования. Мне кажется, у нас все движется не в ту сторону, в которую нужно. Поэтому, конечно, основная ответственность за обучение лежит на самом докторе: он должен сам вкладывать деньги, время. Но государственная система будет реформироваться, я уверен, будет приближаться к западным стандартам.

– Самореализация для молодого медика в России — это реально?

Да. Сейчас очень много молодых толковых ребят, которые уже через 3-4 года становятся вполне востребованными. Никто не ждет, что сразу после окончания вуза он будет нарасхват. Но есть люди, которые к этому стремятся.

Ни в коем случае нельзя терять стремления, надежды и амбиции. Сейчас люди зарабатывают в медицине очень и очень прилично. Идет реальное увеличение доходов по всем специализациям.

В регионах все, конечно, скромнее, но относительно других категорий граждан и в регионах врачи тоже получают больше.

Беседовала: Екатерина Резникова

Как сообщалось ранее, в России снова предложили ввести обязательное распределение выпускников медицинских ВУЗов, чтобы устранить дефицит врачей. Действительно ли это может решить проблему кадров или поставит специалистов в бесправное положение? Подробнее читайте: «Введение обязательного распределения чудесным образом не изменит нашу систему здравоохранения».

Половину выпускников медвузов принудительно отправят в провинцию

  •                    Половину выпускников медицинских вузов ожидают непрестижные клиники «на земле»
  • Кроме реформирования инфраструктуры здравоохранения, приоритетной задачей Минздравсоцразвития станет решение кадрового вопроса, сказала 21 апреля ректорам медицинских вузов и ведущим специалистам в области медобразования замминистра здравоохранения и социального развития РФ, профессор Вероника Скворцова на Второй общероссийской конференции «Медицинское образование-2011».
  • Замминистра здравоохранения и социального развития РФ профессор Вероника Скворцова заметила, что «целевой набор студентов» стал региональной кормушкой для элитарных детей

Программа модернизации, в которую правительство РФ вкладывает 460 млрд. рублей, увеличит финансирование здравоохранения в два раза, подняв его с 3% до 5,5–6% доли ВВП страны. Тем не менее придется вылечить еще и «самое больное место», решить кадровую проблему,— сказала Скворцова.

Абсолютный дефицит кадров в отрасли усугубляется в России еще и существенным дисбалансом: в Москве, Санкт-Петербурге, областных центрах медицинских кадров переизбыток, регионы в глубинке «оголены», поскольку врачи уезжают или не доезжают до сел и райцентров из-за нерешенных социальных вопросов.

Лучше всех положение в Центральном и Приволжском федеральных округах, тем не менее, и здесь есть перекосы. К примеру, в Москве приходится 68,6 врачей на 10 тысяч населения, а в Ярославле только 30,2. В 2009г году, по данным Минздравсоцразвития, эти «ножницы» еще более разошлись. В России формируются «зоны без врачей», сказала профессор Вероника Скворцова.

Еще острее стоит вопрос с закреплением среднего медперсонала. «До рабочих мест сегодня не доходит до 80% медсестер,— сказала Скворцова.— Они уходят из профессии или переходят в частные структуры.

Соотношение врач— медсестра уже вместо положенного 1:2 или 1:3. стало 1:1».

При избытке медиков в специальностях, которые считаются более денежными, сказала Скворцова, существенно не достает анестезиологов-реаниматологов и хирургов, подчеркнула чиновник.

Минздравсоцразвития предложило вернуться к советской практике закрепления медицинских вузов за конкретными регионами.

Ответственность за закрепление медицинских кадров будут нести министерство, губернаторы, ректор закрепленного за территорией медицинского вуза, а также родители абитуриента, принятого в медицинский вуз по целевой программе.

Замминистра сообщила о том, что есть договоренности с Минобразования и Правительством РФ, что целевой набор в медицинские вузы будет увеличен с нынешних 10% вплоть до 50%, то есть это будет практически половина будущих студентов-медиков.

«И сейчас есть целевой набор, но он превратился в кормушку, где регионы учат детей из элитных семей, которые потом остаются в ведущих клиниках Москвы и Санкт-Петербурга»,— сообщила профессор Скворцова.

Регионам вменят в обязанность доплачивать по 30% к их стипендиям, причем именно студенту лично, а не вузу, условия пропишут в договоре, и родители абитуриента будут брать на себя финансовые обязательства на случай неисполнения требований договора.

Регионы должны будут контролировать успеваемость «своего» будущего специалиста, организовывать для него практику, заготовить место его будущей работы, а также необходимые социальный пакет: конкурентоспособную зарплату, жилье и другие социальные гарантии.

Дефицит медицинских кадров можно устранить именно созданием нормальных условий труда и жизни, поскольку одной из основных причин недостатка медработников на селе— отсутствие жилья и соответствующей зарплаты.

«Практику должны будут проходить все студенты лечебных факультетов уже с 5 курса, фармацевтических с 4 курса, а после 6 курса они должны будут получить возможность работать самостоятельно»,— отметила Скворцова.— Через 2–3 года у них будет зарплата ориентировочно 20 тыс. рублей».

Часть доклада чиновника, посвященная оплате труда, прошла под не прекращавшийся гул зала.

Заработная плата врачам будет увеличиваться системно, сказала Скворцова. За два года она увеличится на 30%. С наполняемостью тарифа за оказание медуслуг, который по всей стране будет единым, лечебные учреждения будут получать большие доходы. Кроме того, 27% этих доходов должны идти на зарплату, а в некоторых учреждениях эту долю уменьшили даже до 9%, заметила замминистра.

«Базисная зарплата выпускника медвуза будет не меньше 20 тыс. рублей, а с учетом надбавок у опытных врачей станет не меньше 60–65 тыс. рублей, а у „эксклюзивных“ специалистов еще выше»,— пообещала профессор Скворцова.

  1. При этом через ОМС должны будут работать жесткие меры системы наложения штрафов и поощрений, дабы не снижать стандартов оказания медуслуг.
  2. Что касается взволновавшей общество темы крайне низкой оплаты труда интернов и ординаторов, то Скворцова пояснила, что для того, чтобы этих выпускников медвузов сразу же не забрали служить в армию, им оставили статус учащихся, теперь Правительство с 1 сентября 2011 года будет платить им дополнительно к стипендии еще и зарплату.
  3. С 2015 года изменится система поствузовской подготовки врачей, сообщила Вероника Скворцова.

В законе «Об основах охраны здоровья граждан» будет прописан специальный блок по теме медобразования.

В соответствии с ними, перестанет существовать такой вид постдипломного образования медиков как интернатура, до 65% выпускников будут обучаться в ординатурах.

Но выпускники, обучавшиеся по целевому набору, смогут поступать в нее после трех лет отработки в регионе ( всего на ординатуру могут рассчитывать более 10 тыс. человек из 17 тыс. выпускников).

Выпускать медвузы будут терапевтов и педиатров. Постдипломное обучение будет длиться от двух лет для терапевтов до 3–5 лет для хирургов, нейрохирургов, трансплантологов, пластических хирургов. С каждым этапом обучения врач будет получать аккредитацию на дополнительные специализации в свой «лист допусков».

И с 2015 года получать аккредитацию на все виды медицинской деятельности будет сам врач, как это происходит во всем мире, а не лечебное учреждение. Он же сам и будет нести всю полноту персональной ответственности перед пациентом.

Для того чтобы определить, какие врачи и где именно больше всего необходимы, ведомство разработало федеральный регистр, куда вошли все действующие медработники и даже студенты медвузов.

Как пояснил GZT.RU ректор Первого государственного медицинского университета им. Сеченова Петр Глыбочко, ориентировочно целевой набор в университет в нынешнем году составит около 200 человек.

Также Петр Глыбочко отметил, что если регион будет четко знать, каким будет госзаказ на специалистов, а к 4–5 курсу и студенту будет ясно, как будет строить свою карьеру, тогда клиническую ординатуру можно будет определять по профилю подготовки будущего врача.

Ректор подчеркнул, что необходимо также делать акцент на полноценную подготовку управленцев с преподаванием им основ экономики. «Сегодня руководитель клиники два часа работает как управленец, а пять часов как врач, а так быть не должно, придется выбирать»,— сказал профессор Глыбочко.

«Я думаю, что за пять лет мы сможем полностью обеспечить потребность во врачах в городах, если при всех предложенных мерах будут обеспечены зарплата и высокая мотивация к тому, чтобы медики ехали в регионы.

Хотя 50% целевого набора студентов медвузов— это очень высокая планка,— заметил GZT.RU ректор Российского государственного медицинского университета имени Пирогова, академик РАМН Николай Володин.

— Придется все-таки учитывать демографические факторы, а они в регионах очень разные».

Ректор Российского государственного медицинского университета имени Пирогова, академик РАМН Николай Володин думает, что не менее пяти лет придется решать кадровую проблему в здравоохранении.

Источник: http://www.gzt.ru/

Путин после просьбы Рошаля пообещал вернуться к обсуждению идеи распределения выпускников медвузов

Президент России, лидер ОНФ Владимир Путин пообещал вернуться к обсуждению идеи сопредседателя Центрального штаба ОНФ, доктора Леонида Рошаля о распределении выпускников медицинских вузов. Об этом он заявил в ходе пленарного заседания Медиафорума Народного фронта.

Член Центрального штаба ОНФ, заместитель председателя Госдумы Ольга Тимофеева отметила, что поддерживает программу «Земский доктор».

Здесь есть много положительных примеров, когда люди приезжают работать в сельские территории и остаются там жить. Однако мониторинги Народного фронта показывают, что проблемы существуют – люди зачастую отрабатывают нужный срок и уезжают.

Вопросом является и то, сколько денег на руки должны получать участники программы, а также нужно ли вычитать у них подоходный налог.

Она передала слово Леониду Рошалю, который напомнил, что в сфере здравоохранения за последние годы удалось добиться существенных успехов. При этом сегодня нужно сделать так, чтобы в каждом населенном пункте, даже очень маленьком, человек мог получить медпомощь: «Задача Народного фронта в этом плане – контролировать, чтобы это прошло, чтобы это было действительно так».

В отношении выплачиваемого миллиона рублей для участников программы «Земский доктор» Рошаль считает, что по причине инфляции эта сумма уже не так велика, как раньше.

Нужно подумать над индексацией выплаты, уверен Рошаль. Затем он призвал ввести распределение выпускников учебных заведений, которые обучаются за государственный счет, для работы на три-четыре года.

Это за пару лет решило бы проблему нехватки медицинских кадров на селе.

«Народный фронт будет это жестко контролировать для того, чтобы все было исполнено. Это нужно народу», – отметил Рошаль.

Путин пообещал еще раз подумать над этим предложением: «Я попрошу министра (здравоохранения) к этому вернуться. Пообсуждаем с правительством возможность и реализуемость идеи распределения тех выпускников вузов, которые учатся на бюджетной основе. О них, конечно, прежде всего идет речь. Давайте подумаем».

Кроме того, президент попросил правительство проработать вопрос об увеличении квоты мест в вузах для подготовки специалистов для села.

«Вопрос простой – расширить количество этих мест в вузах для того, чтобы люди целевым образом готовились для села. Это вопрос к правительству, чтобы просто обеспечить источник финансирования и увеличить финансирование для этих целей. Такое поручение будет правительству дано», – сказал Путин.

Кого ты лечишь: молодых врачей допускают только в поликлиники

Раньше, отучившись шесть лет, выпускник медицинского вуза обычно шел в интернатуру. Под руководством опытных врачей он получал практические навыки и через год с сертификатом специалиста мог самостоятельно лечить пациентов. С 2017 года интернатуры в России нет. Выпускникам предлагают сразу идти работать в поликлинику. «Известия» разбирались, к чему привела новая практика.

Лишнее звено

Интернатура позволяла вчерашним студентам получить практические навыки и познакомиться с работой в разных отделениях. Чаще всего интернатура была бесплатной, и в нее шли почти все.

После нее, а реже вместо, желающие овладеть более узкой специальностью могли поступить в ординатуру. Для этого необходимо было сдать внутренние экзамены по выбранному направлению.

Бонусом поступающему часто служили научные достижения и красный диплом.

Такая система была признана Минздравом устаревшей. Изменения коснулись и самой системы образования, в которую добавили больше практических занятий, и системы оценки знаний выпускников, приведенной к единому стандарту. Теперь выпускники должны проходить аккредитацию, состоящую из нескольких этапов.

Первый — проверка теоретических знаний с помощью теста, второй — проверка практических навыков на симуляторах и третий — оценка клинического мышления.

Успешная сдача экзамена дает право самостоятельно работать в амбулаторной службе по ограниченному кругу специальностей и позволяет побороться за место в ординатуре.

Необходимость промежуточного звена в виде интернатуры, по мнению Минздрава, в таком случае отпала. Все необходимые практические навыки студенты должны были получить еще во время учебы, а подтвердить их наличие должна аккредитация. Так это звено убрали из образовательной программы сперва у фармацевтов и стоматологов, а затем у остальных врачей.

Симуляция

Несмотря на то что аккредитация действительно включает в себя три части, предназначенные для всесторонней проверки знаний и навыков студентов, специалисты в ее эффективности сомневаются.

В первую очередь недовольство вызывает замена внутреннего экзамена с вопросами по конкретной специальности на обобщенный тест, напоминающий ЕГЭ. И студенты, и опытные медики отмечают, что пока эта часть экзамена далека от идеала.

В тестах много ошибок и неточностей, более того, часто «правильные» ответы далеки от того, с чем можно столкнуться в реальной жизни.

Похожая ситуация наблюдается и с проверкой практических навыков студентов. Обычно она проходит в симуляционных центрах с манекенами, где за установленное время экзаменуемый должен выполнить определенный набор действий. Всё происходящее фиксируется на камеру.

Часто, по словам специалистов, дело сводится к зазубриванию алгоритмов. «Запустите меня туда сейчас — я наделаю кучу ошибок, потому что главное там не столько спасти человека, сколько верно сыграть свою роль.

Куда посмотреть, куда повернуться, как развести руки», — сетует Олег Грек, врач и помощник депутата законодательного собрания Тверской области.

Хуже того, считает специалист, что и в самом процессе обучения практика часто сводится к той же работе с манекенами. «Если раньше при отделении больницы были кафедры и студенты допускались к работе с людьми, то сейчас федеральные законы сильно ограничивают манипуляции над пациентами. Без разрешения студенты не могут их ни осматривать, ни изучать их историю болезни».

Традиционно считалось, что лучше всего вопрос приобретения практических навыков решен у стоматологов, но и там не всё гладко, рассказывают студенты.

«Вместо интернатуры обязательные практические часы нам распределили на время обучения в вузе, но в большинстве своем все эти практики абсолютно бесполезны, и, выходя из университета, средний выпускник, не подрабатывающий младшим медперсоналом, без родителей-врачей имеет мизерный практический опыт», — делится с «Известиями» выпускница первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета.

Такого же мнения придерживается и Константин Симкин, зампредседателя комитета по здравоохранению московского отделения «Опоры России». По его мнению, отмена интернатуры должна была сопровождаться повышением доступности ординатуры.

«Необходимость в интернатуре не отпала сама собой, она просто стала неэффективна в том виде, в котором существовала. Получение опыта должно происходить под присмотром старших коллег в ординатуре, на практических площадках: в больницах, центрах.

Ординатура, как и в ряде других стран, должна продолжаться минимум от трех лет и дольше в зависимости от специализации. И уж конечно, она не должна быть платной, — говорит Симкин.

— Работа врача в ординатуре сопряжена с практической деятельностью, значит, это ему за нее должны платить. Иначе они просто оказываются без средств к существованию».

Заполнить брешь

На деле ординатура стала еще менее доступной, чем была раньше. В один момент цены на обучение поднялись в два раза. «Моя соседка в прошлом году поступала на лора, готовилась к тому, что это стоит 120 тыс.

в год, — вспоминает выпускница Первого Государственного медицинского университета Санкт-Петербурга. — Но в начале мая выложили приказ, по которому каждый вуз, в зависимости от региона, выставляет минимальную стоимость обучения за образовательную программу.

У нас все специальности стали стоить минимум 220 тыс., даже те, которые раньше стоили 80».

С дипломом и аккредитацией выпускник, не поступивший в ординатуру, даже если он планировал быть хирургом, может работать только в поликлинике или амбулатории врачом общей практики с ограниченными правами на выполнение манипуляций, терапевтом или педиатром. Таким принудительным порядком, считают эксперты, сейчас заполняется брешь в первичном звене здравоохранения.

Эксперты фонда независимого мониторинга «Здоровье» «Общероссийского народного фронта» указывают на то, что высокий дефицит сохраняется именно среди врачей поликлиник.

На это обратил внимание и Владимир Путин на совещании по вопросам модернизации первичного звена здравоохранения 20 августа. «Сегодня в первичном звене не хватает более 25 тыс. врачей и более 130 тыс.

средних медицинских работников, среднего медперсонала», — отметил президент.

По оценкам профессора кафедры управления и экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Игоря Шеймана, норма прикрепленного к терапевту поликлиники населения превышена в два-три раза. «На одного терапевта приходится 2,66 тыс. человек. Есть регионы, где этот показатель еще больше: Иркутская область — 3,9 тыс., Свердловская — 4,6 тыс., Курганская область — 4,98 тыс. человек», — рассказывает Шейман.

Страшная неизвестность

Добровольно идти в амбулаторные службы молодые специалисты действительно чаще всего не спешат. Попасть в крупные и хорошо оснащенные поликлиники нелегко, чаще всего они уже укомплектованы, а ехать в регионы, тем более в отдаленные уголки страны, молодые люди опасаются.

«Никто не хочет идти в поликлиники, потому что это адский геморрой и бюрократия за мизерные деньги. Если у лечебников (выпускников факультета «Лечебное дело».

— «Известия») хотя бы много специальностей, по которым они могут пойти работать в поликлиники, то стоматолог без ординатуры может устроиться только зубным врачом, а это как дантист в колледже, и зачем высшее образование?» — делятся страхами выпускники.

В случае когда речь идет о регионах, опасения студентов не напрасны, это признают и сами врачи. «Несколько лет назад отток кадров из-за низких зарплат удалось предотвратить федеральными выплатами участковым врачам.

Сейчас идет вторая волна — врачи не вечные, пожилые люди уже наработались, уходят. Может, по Москве ситуация не столь критична, но по региону это просто крах.

Образовался 50–70-процентный кадровый дефицит», — рассказывает Грек.

Исправить ситуацию лишь методом принудительного направления в поликлиники вчерашних студентов нельзя, полагают специалисты. И даже возвращение интернатуры тут не поможет.

«Что после института, что после интернатуры, что после ординатуры доктора часто приходят совершенно неподготовленные к работе в поликлинике, потому что их учебные заведения полностью оторваны от нашей работы, — рассказывает «Известиям» Николай, врач-методист одной из столичных поликлиник.

— В стационаре совсем другая работа с пациентом. Там у врача есть хоть какая-то уверенность в том, что его рекомендации выполнят, будут принимать таблетки.

А в поликлинике? Какая уверенность, что бабушка, которая не является инвалидом, будет покупать дорогостоящие лекарства от давления, потратит на них полпенсии?»

Чаще всего, по словам специалиста, студентов отправляют на практику именно в стационар. До поликлиник они доходят только летом и в таком формате, что вся эффективность сводится к нулю. «В этом году к нам на летнюю практику пригнали сразу 40 человек.

И что тут каждый день делать такому количеству молодых врачей, когда у нас на приеме сидит максимум десять человек? Вуз делает вид, что у них с нами договор, но на деле нас просто ставят перед фактом, что в такой-то филиал придет такое-то число человек.

Толку нет, а отчетами нас замучили», — делятся в поликлинике.

Положительный опыт взаимодействия поликлиник с вузами тоже был. На базе Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова с 1998 года функционировал Московский факультет, который готовил главным образом специалистов для поликлиник столицы.

На Московском факультете была увеличена поликлиническая подготовка и сделан акцент на профилактическом здравоохранении. Работа велась при активном взаимодействии с департаментом здравоохранения Москвы. Сейчас, сожалеют специалисты, подобного опыта практически нет.

Какой-то контакт с поликлиниками сохранился и на факультете «Лечебное дело», и на факультете «Педиатрия», но в гораздо меньшем объеме из-за уменьшения финансирования.

Пока реформирование системы здравоохранения не будет проходить комплексно и согласованно в разных направлениях, справиться с развалом первичного звена будет сложно, полагают эксперты.

«Пока, глядя на ситуацию, половина выпускников той же Сеченовки в медицине в итоге не оказывается. Кто-то уходит сразу, кто-то через какое-то время. Одни в эксперты, другие на административные должности, но в итоге на 50% они рассасываются.

Естественная убыль врачей есть, а пополнения новыми кадрами нет», — считает Константин Симкин.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *