Чем заменят нелегальный Фризиум

Елену Боголюбову 16 июля задержали сотрудники Федеральной таможенной службы на выходе из почтового отделения. В посылке, которую она только что получила, лежало лекарство — фризиум.

Препарат предназначался для ее десятилетнего сына Миши, страдающего болезнью Баттена. Это генетическое заболевание с судорожными приступами, потерей зрения, нарушением умственного и физического развития.

Миша — лежачий пациент и нуждается в постоянных противосудорожных препаратах.

Боголюбову семь часов допрашивали на почте, несмотря на просьбы отпустить ее к больному ребенку. Отпустили только в 11 вечера.

После вмешательства в дело главы Фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер, которая позвонила в правительство. Пока длился допрос, у ребенка началось желудочное кровотечение.

Его смогли остановить, но лекарство матери так и не отдали. Женщине грозило уголовное дело о контрабанде сильнодействующих веществ.

Как позднее подчеркивали в Минздраве, в России есть механизм ввоза незарегистрированных препаратов, разрешение дает само ведомство по заявлению медицинской, научной или образовательной организации. Центральное таможенное управление заявило, что у Боголюбовой не было рецепта на лекарство.

Хотя была выписка консилиума врачей, но они могут лишь порекомендовать препарат, а не назначить его.

Спас женщину общественный резонанс: после многочисленных публикаций в СМИ и выступлений благотворителей дело прокомментировал даже пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, отмечавший, что Кремль попросит Минздрав «активизировать работу в этом направлении».

Чем заменят нелегальный Фризиум

Между тем, случай оказался совсем не единичным. Ситуация в точности повторилась всего месяц спустя. 15 августа в Москве в почтовом отделении при получении фризиума задержали еще одну женщину.

В августе матери 82 детей с инвалидностью написали открытое письмо президенту России Владимиру Путину с просьбой решить проблему противосудорожных препаратов, которые не зарегистрированы в стране, но успешно применяются во всем мире (его опубликовала у себя в Фейсбуке Нюта Федермессер).

Аналогичные истории происходили и с другими препаратами: в 2018 году за попытку продать психотропный препарат диазепам, который не подошел ребенку с инвалидностью, задержали Екатерину Коннову. В апреле под уголовное дело попала жительница Екатеринбурга Дарья Беляева, она заказала в Польше упаковку антидепрессанта бупропион.

Что за фризиум? 

Фризиум — это противосудорожный препарат, действующий как транквилизатор. Он купирует эпилептические приступы, уменьшает напряженность, раздражение, возбуждение, агрессивность. Считается сильнодействующим, но не наркотическим.

Его прописывают при неврозах, психопатии, сопровождающихся тревогой, возбуждением, напряженностью, повышенной раздражительностью, бессонницей.

Также фризиум могут прописать при состояниях с острым и хроническим чувством страха и в качестве дополнительного препарата при эпилепсии.

В России лекарство утратило регистрационный номер и не продается, раньше — с 1971 по 1991 годы — оно отпускалось по рецепту. Все дело в его составе — в нем есть вещество клобазам. Оно включено в третий список постановления правительства РФ № 681, ограничивающий либо запрещающий оборот на территории РФ наркотических средств, их прекурсоров и психотропных веществ.

В 2015 году в Россию запретили ввоз с целью сбыта препаратов без госрегистрации. Это вызвало огромную проблему у тяжелобольных пациентов, страдающих психическими расстройствами, онкологическими заболеваниями, а также эпилептиков. 

Чем заменят нелегальный Фризиум

Ему нет альтернатив? 

Точного аналога фризиума в России нет, объяснила СПИД.ЦЕНТРу директор благотворительного фонда «Дом с маяком» Лидия Мониава. «Для лечения эпилепсии существует несколько десятков, если не больше, разных лекарств. И большинство из них зарегистрировано в России.

Но эпилепсия — довольно сложное заболевание, и нет одной универсальной таблетки, которая всем помогает. С течением жизни у ребенка меняются приступы, ему подбирают новые и новые лекарства, — объяснила Мониава.

— Миша болеет всю жизнь, и ему в течение десяти лет назначали комбинации из десятка препаратов, и ничего так хорошо не помогало, как фризиум».

Елена Боголюбова объясняла «Медузе», что ее сына кормят через специальную трубку в животе. Все другие лекарства для купирования судорог вызывали желудочное кровотечение. Попробовать фризиум ей рекомендовали четверо разных специалистов, поэтому она решилась его приобрести, несмотря на законодательный запрет.

Что государство намерено делать с проблемой?

После летних событий игнорировать ситуацию стало невозможно. Премьер-министр Дмитрий Медведев в соцсетях высказался по поводу лекарств для детей, страдающих хроническими заболеваниями с болевым и судорожным синдромами. По его словам, производители сами не регистрируют их в России.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова 13 сентября сообщила, что компания Sanofi подаст документы для регистрации препарата фризиум. «Sanofi готова в течение месяца подать досье на регистрацию.

С учетом того, что препарат более 20 лет находится в обращении, это будет ускоренная, очень быстрая регистрация без повторения клинических исследований, с использованием документов, которые есть», — пообещала она.

Чем заменят нелегальный Фризиум

Ускоренная регистрация, по оценке министра, не должна занять более 160 дней.

Директор по корпоративным связям Sanofi в России Юрий Мочалин объяснил, что компания ждала от Минздрава предложения по ускоренной регистрации, обычно на эту процедуру уходит около двух лет.

Фирмам невыгодно регистрировать препарат именно из-за дороговизны регистрации, а также потому что лекарство нужно не очень большому количеству людей, чтобы окупить вложенные деньги.

Дмитрий Медведев поставил задачу до конца 2023 года наладить выпуск всех необходимых форм лекарств, чтобы обеспечить детей обезболивающими.

Вероника Скворцова сообщила, что Московский эндокринный завод приступил к окончательной отработке запуска отечественных форм препаратов для детей.

«Что-то будет к 2021, что-то — к 2022-2023 годам, постараемся обеспечить выпуск препаратов у нас», — заверила она.

Помочь точечно

Пока глобальные вопросы не решены, обеспечивать лекарствами решили адресно. В августе Медведев подписал распоряжение о выделении 26,1 миллиона рублей из резервного фонда на закупку нужных лекарств.

«Это распоряжение также даст право уполномоченному ввозить подобные препараты Московскому эндокринному заводу оперативно закупить и поставить в Россию такие медикаменты, как диазепам, фенобарбитал, мидазолам в десяти лекарственных формах, которые у нас не производятся, а также клобазам», — сказал премьер-министр. 

В секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой 21 августа сообщили, что правительство закупит 10 тысяч упаковок психотропных лекарств для детей у зарубежных производителей.

Речь шла не только о клобазаме (в форме фризиума), но и о диазепаме, фенобарбитале, медозаламе (в формах, которые не производятся в России) — они поступят в поликлиники в ноябре.

В Минздрав обещают, что закупленных препаратов должно хватит до их регистрации в России — но поступать они будут постепенно.

Чем заменят нелегальный Фризиум

Первая партия фризиума прибыла в Россию 27 октября. Каждый пациент получит препарат в трехмесячном объеме, обращаться повторно можно через 2,5 месяца.

Лекарство предназначено для 540 детей, хотя, например, в списки фонда «Дом с маяком» вошли более двух тысяч человек. Выдали фризум в течение недели, в регионах — чуть позже с учетом времени на доставку. Лидия Мониава пояснила, что партия приехала под конкретных пациентов, которые ранее уже обратились с запросом на препарат.

«Пациентам, для которых еще не произведена такая закупка, нужно получить заключение врачебной комиссии по месту жительства, это может быть в поликлинике или в комиссии.

И попросить, чтобы комиссия направила запрос в Научно-практический центр детской психоневрологии ДЗМ или Научно-практический центр специализированной медицинской помощи детям им. В. Ф. Войно-Ясенецкого ДЗМ. Затем по ним заочно проведут федеральный консилиум», — разъяснила она процесс.

Процедура небыстрая, по оценкам Мониавы, «как минимум» месяца два. Но если препарат вовремя не получить, это может грозить смертью от эпилептического припадка.

Сейчас адресные решения по фризиуму есть только для детей. «Клобазам нужен и взрослым тоже, а их еще даже не начали считать и обеспечивать. При этом среди взрослых есть очень даже дети.

Крохотные, живущие у своих мам на руках, очень тяжело болеющие дети, пусть и 18+ по паспорту.

Часть из нуждающихся детей проживает в детских домах, а там никто и не думал рассматривать такой вопрос, как назначение фризиума детям с эпилепсией, — писала в Фейсбуке Нюта Федермессер. — Регистрировать его надо. Регистрировать! А не ввозить и раздавать!».

Согласно памятке, которую подготовил Минздрав, о прибытии лекарства родителям (или законным представителям) должно сообщить медучреждение. Когда они его получают, то расписываются в предупреждении, что контроль качества препарата на территории Российской Федерации не осуществлялся. Передавать его другим или перепродавать запрещено. Остатки надлежит сдать обратно.

«Доктор посоветовал нам фризиум и объяснил, что найти его будет трудно. Он предложил его купить с рук у знакомых. О том, что он запрещен, я даже не знала»

Откуда брали фризиум, когда его продажа была вне закона? Ответ прост — черный рынок. «Все эти годы люди покупали его нелегально, — объяснила Мониава. — Люди возят его на себе много лет.

Детские хосписы дают деньги родителям, просто как материальную помощь, и они могут покупать его. Часто своих денег у людей просто не хватало: перекупщики в три-четыре раза цену накручивали.

Читайте также:  Онкологи теперь назначают эффективные лекарства

Нелегальные интернет-аптеки все эти годы его продавали». 

Наталья Иванова из Новосибирска (имя изменено по просьбе героини) покупает препарат с рук до сих пор. Ее сыну Константину уже 14. Некоторое время у мальчика была ремиссия, но потом приступы эпилепсии вернулись и участились.

Наталье пришлось уйти с работы, а заработок для семьи полностью лег на супруга. «Когда приступы становятся частыми, ребенок может упасть в любой момент.

Это не зависит ни от чего, ты не спрогнозируешь, не угадаешь, когда это случиться вновь», — рассказала женщина СПИД.ЦЕНТРу.

Фризиум был далеко не первым препаратом, который врачи рекомендовали ее сыну. Раньше семья покупала разрешенный и схожий по описанию и действию клоназепам, но мальчику он не подошел. «Доктор посоветовал нам фризиум и объяснил, что найти его будет трудно. Он предложил его купить с рук у знакомых. О том, что он запрещен, я даже не знала.

Фризиум подошел, было существенное улучшение, выход из эпистатуса. Сказать по правде, после этого мне было все равно, занес его кто-то в список разрешенных или нет. Люди, которые пишут эти бумажки, не понимают, в каком аду живут ребенок и родители», — возмущается Наталья. Несколько лет фризиум покупали у перекупщиков.

После истории с Еленой Боголюбовой женщина признается, что было страшно, но выхода она не видела.

Чем заменят нелегальный Фризиум

В список тех 540 человек, которым федеральный консилиум разрешил лекарство, Константин не попал. По словам Натальи, «из-за того, что Минздрав все делал быстро и нормально не разъяснил схему получения фризиума».

«Я пришла в поликлинику, говорю, что сыну нужен фризиум — а они мне: «Нужно решение федерального консилиума, тогда закажем вам», — вспоминает Наталья. Когда она поинтересовалась, как на него попасть, ей ответили: «Езжайте в Москву». Женщина не решилась оставить сына и подумала, что лучше купить лекарство хоть и втридорога, но в своем городе.

«На вопрос, что мне делать, врачи развели руками и ответили: «Лечитесь тем, что есть». Потом схему разъяснили, но мы банально не успели».

По ее словам, родители детей с подобными диагнозами часто знают друг друга, общаются, помогают. Достать препарат не так сложно, вопрос упирается в деньги. Упаковка из 50 таблеток по 10 миллиграммов обходится примерно в 5,5—7 тысяч рублей. В поликлинике заверили, что, когда препарат придет для Константина, такое же количество таблеток можно будет купить всего за 500 рублей.

По данным Минздрава, только во фризиуме нуждается от 2 до 3 тысяч детей. Мониава говорит, что оценить, скольким конкретно людям нужен фризиум, сложно — пока он не был зарегистрирован, врачи его обычно не назначали, выбирая из того, что есть. «Если бы они изначально про него знали, то было бы несколько десятков тысяч пациентов — взрослых и детей.

Сейчас его назначают только в двух федеральных центрах в Москве на всю страну. Мало кому он назначен, мы знаем только про две тысячи пациентов», — сказала глава «Дома с маяком». По оценке Нюты Федермессер, теоретически в четырех препаратах, о которых идет речь, нуждаются 200 тысяч человек — именно столько в России зарегистрировано эпилептиков.

«У нас нет выбора: нам нужны эти лекарства»

12 августа в одном из почтовых отделений Москвы задержали женщину — в адресованной ей посылке был незарегистрированный в России препарат «Фризиум». Это лекарство необходимо людям с том числе с эпилепсией, которая диагностирована у сына задержанной женщины. «Мел» разобрался, почему покупка лекарств может обернуться обвинением в обороте наркотиков и можно ли с этим что-то сделать.

https://www.youtube.com/watch?v=GTHw9owISfk

О ситуации, в которой оказалась Елена (так зовут женщину, задержанную 12 августа), рассказала у себя в фейсбуке заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком» Лида Мониава.

По её словам, врач рекомендовал ребёнку противосудорожное лекарство «Фризиум», которое Елена заказала в интернете.

Она уже знала про случаи задержания на почте тех, кто заказывает подобные препараты, но всё равно решила достать лекарство. Его аналогов просто нет в России.

Елена пришла на почту в выходные, но ей сказали, что склад закрыт. В понедельник ей позвонили, и женщина пришла забрать посылку. В момент получения к ней подошли сотрудники таможенной службы по борьбе с контрабандой наркотиков.

После этого Елену допросили, у неё дома провели обыск, а необходимый ребёнку препарат изъяли. Возбудили уголовное дело — не против Елены, а по факту. «Елена проходит в качестве свидетеля», — сообщила юрист «Дома с маяком» Екатерина Романова.

Вечером 19 августа стало известно о прекращении уголовного дела.

Зачем вообще нужен «Фризиум»

«Фризиум» — противосудорожный препарат, который назначают в нескольких случаях. Первый — резистентная эпилепсия (то есть не поддающаяся лечению. — Прим. ред.). Это значит, что судороги не прекращаются после применения тех препаратов, которые до этого были прописаны ребёнку. Очень часто дети получают по 5–6 разных препаратов, но это не приводит к должному эффекту.

«В таких случаях ребёнок вообще не может нормально функционировать как личность. От этих препаратов он постоянно спит, у него текут слюни, и в целом качество жизни очень плохое.

Даже с помощью такого арсенала и с подобными побочными эффектами не всегда удаётся купировать судороги», — поясняет Наталья Савва, директор по методической работе детского хосписа «Дом с маяком» и врач паллиативной медицинской помощи.

«Всё равно в течение дня у ребёнка могут быть приступы, и они, как правило, не короткие, а длятся дольше, чем пять минут. Каждый приступ несёт в себе риск остановки дыхания: ребёнок может попасть в реанимацию или даже умереть».

Чем заменят нелегальный Фризиум

«Фризиум», по словам Натальи Саввы, может заменить арсенал всех этих препаратов: он хорошо переносится, от него не так сильно клонит в сон, лекарство не вызывает выраженных побочных эффектов. «За границей его включили во все протоколы. Например, есть отдельный формуляр лекарственных средств для оказания паллиативной помощи — в нём тоже есть „Фризиум“», –добавляет Наталья.

Второй случай, когда «Фризиум» необходим, — когда судороги только появились. Наталья Савва утверждает: «Если не начать принимать этот препарат очень быстро, ребёнок просто теряет мозги.

Потому что каждый приступ судорог вызывает у него энцефалопатию (то есть органическое повреждение головного мозга. — Прим. ред.)».

Таким детям «Фризиум» назначают сразу: с ним они живут, учатся и ведут абсолютно нормальную жизнь: «По ним вообще не скажешь, что у них есть эпилепсия».

Когда он появится в России и от чего это зависит

«„Фризиум“ и другие противосудорожные препараты, которые прописывают при эпилепсии, не зарегистрированы в России, и у Минздрава нет механизма легального обеспечения пациентов этим лекарством.

Маме некуда обратиться, чтобы ей помогли с препаратом, даже если его рекомендовал ребёнку врач.

Получается, что родители просто вынуждены его покупать нелегально через интернет-аптеки», — описывает ситуацию Лида Мониава.

«Врач может порекомендовать любой препарат, который нужен ребёнку, особенно это касается тех, которые входят в международные стандарты лечения заболевания.

„Фризиум“ входит в международный стандарт лечения эпилепсии.

Врач в интересах пациента рекомендует то, что пациенту нужно, а дальше уже вопрос к Минздраву, как будет организован механизм обеспечения этим препаратом пациентов», — добавляет она.

«Чтобы зарегистрировать нужный препарат в России, фирма-производитель должна сама выйти с инициативой регистрации. Но им это невыгодно, потому что регистрация стоит дорого.

До тех пор, пока правительство не сделает льготную регистрацию для орфанных препаратов, которые нужны небольшой группе людей с таким диагнозом, фирме будет просто невыгодно выходить на российский рынок.

Ведь она должна заплатить миллионы рублей, чтобы зарегистрировать препарат, который потом не окупится на рынке».

16 августа в Минздраве заявили, что проверят все случаи «неправомерного назначения незарегистрированных лекарств». Решение о регистрации препарата в ведомстве назвали «исключительным правом производителя лекарств».

Почему подобные лекарства нельзя заказать

Задержание Елены в августе 2019 года — не первый подобный случай. В июле такая же история произошла с москвичкой Еленой Боголюбовой. У её сына Миши — нейрональный цероидный липофусциноз второго типа (генетическое заболевание, среди симптомов которого — судороги).

Елена Боголюбова купила препарат в интернете по рекомендации врачей. «Нас врач вела полтора года, мы подбирали дозировку. Это уже слишком тонкие моменты — рекомендовано, назначено… Мы это всё воспринимали как назначение. Под контролем врачей Мише эту дозировку корректировали. Самостоятельно, без специалиста, это сделать практически невозможно», — рассказывает Елена.

По её словам, препарат был, скорее всего, куплен у частного лица за границей. Раньше она приобретала его в Москве, но никогда до этого через почту. Когда Елена пришла получать лекарство, её задержали. Беседовали с ней прямо на почте, в отделение полиции не повезли: «Попросили пройти для дачи объяснений, разбирались там семь часов».

Сотрудники полиции и таможни сообщили Елене, что в препарате содержится запрещённое вещество. По их словам, в 2017 году в России были пересмотрены списки таких веществ.

«О том, что препарат не зарегистрирован, я была в курсе, но о том, что он запрещён, я не знала»

«В объяснении я написала, что содержимое посылки мне неизвестно. Они сказали, что была проведена экспертиза и, так как посылка пришла на моё имя, они её изымают».

Чем заменят нелегальный Фризиум

«Фризиум» не входит в список запрещённых в России веществ, поясняет юрист «Правозащиты Открытки» Эльза Нисанбекова. Он не зарегистрирован в качестве лекарства на территории России.

«Но действующее вещество „Фризиума“ — это клобазам, включённый в список психотропных веществ, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством РФ международными договорами РФ (список III)».

То есть его можно ввести в Россию легально, а задержание производится по факту отсутствия разрешающих документов.

Закончилась история тем, что знакомая Елены, связанная с хосписами в Москве, позвонила в администрацию президента: «Домой меня отпустили не сразу, ещё должны были идти ко мне с обыском.

Читайте также:  Зарплаты в Скорой помощи проверят

Если бы не позвонили из администрации президента, его бы провели. Просто вовремя вмешались, и где-то уже в 11 часов вечера меня отпустили», — рассказывает Елена.

На следующий день её попросили привезти оригиналы документов, в том числе выписку с назначенным препаратом и документы об инвалидности ребёнка.

Уголовное дело было возбуждено по факту провоза препарата через границу

«На этапе, когда решался вопрос о возбуждении уголовного дела, как я понимаю, оно было приостановлено. Думаю, что всё дело в реакции СМИ. Но проблема осталась: ни мой ребёнок, ни другие дети так и не обеспечены нужными препаратами. Если министерство и дальше будет тянуть с обеспечением, думаю, я скоро столкнусь с очень нехорошей ситуацией», — считает Елена.

Как родители оказываются под подозрением у полиции

«Фризиум» — не единственный препарат, в котором нуждаются многие дети в России, но который легально достать невозможно. Среди них — мидазолам для буккального введения, фенобарбитал в инъекционной форме и в виде сиропа и диазепам в виде микроклизм (полный список Лида Мониава опубликовала у себя в фейсбуке).

В 2018 году на Екатерину Коннову завели уголовное дело за попытку продать диазепам. У её сына Арсения ДЦП, большая часть мозга повреждена, он страдает от приступов эпилепсии. «За спиной таких, как он, называют „овощем“. Он не может даже самостоятельно есть. Арсению семь лет, но у него развитие четырёхмесячного ребёнка», — рассказывает Екатерина.

Она купила диазепам в ректальных клизмах через интернет-форум, чтобы попробовать купировать приступы эпилепсии у сына. Она взяла самую маленькую дозировку, но вскоре поняла, что этого недостаточно и нужна дозировка побольше. Ненужные клизмы, которые стоят немало, Екатерина решила продать так же, как и купила, — через форум («не с выгодой, а просто чтобы помочь какой-нибудь маме»).

Покупатель нашёлся быстро. Екатерина поинтересовалась у него, чем болен ребёнок, но он сказал, что берёт препарат по просьбе друзей. «Позже оказалось, что это была подставная закупка. Меня задержали, сразу же предъявили обвинение.

О том, что у меня тяжелобольной ребёнок, никто не хотел слышать. На протяжении нескольких часов меня возили из одного отделения в другое

Снимали показания, отпечатки пальцев, обвиняли в распространении наркотиков. Когда я пыталась продать клизмы, я не знала, чем это грозит. Если бы знала — никогда бы в жизни с этим не связалась».

Отпустили Екатерину в 11 вечера с подпиской о невыезде и условием, что на следующий день к определённому времени она придёт в отделение полиции. Когда она пришла, её снова не стали слушать. «Все бумаги о том, что я распространяла психотропные вещества, уже были составлены. Микроклизмы они сдали на экспертизу».

Всю следующую неделю Екатерина искала адвоката. Подходящего удалось найти не сразу: все называли цены свыше ста тысяч рублей, а для неработающей женщины с ребёнком-инвалидом такая сумма была просто неподъемной. В конце концов ей удалось найти юриста.

Адвокат объяснил Екатерине, что оправдательных приговоров по 228-й статье практически не бывает — либо условный срок, либо тюрьма. «Он мне сказал, что помочь может только моя готовность рассказать всему миру об этой ситуации и о том, что мне нужна помощь и поддержка. Вечером того же дня нас приехало снимать телевидение», — рассказывает мама Арсения.

Дело приостановили. «Полтора месяца надо мной издевались органы. Они пытались доказать, что я знала о том, что это психотропное вещество, и что я знала, что я покупаю и продаю наркотик».

«В поликлиниках, в больницах, в которых мы лежали, — везде они пытались что-то найти. Они прессовали»

«Полиция оскорбляет и унижает до такой степени, что ты на самом деле уже начинаешь верить в то, что ты наркодилер. Многие молчат. Но на самом деле нас много. Потому что у нас нет выбора: нам нужны эти лекарства», — объясняет Екатерина.

«„Фризиум“, или „Клобазам“, — это бензодиазепин, который оказывет угнетающее воздействие на центральную нервную систему. Он вызывает привыкание. В теории его можно использовать в качестве наркотического средства, однако мне такие случае неизвестны», — говорит юрист «Правозащиты Открытки» Эльза Нисанбекова.

Без клизм Екатерине Конновой и Арсению очень сложно. Большую часть времени они проводят в больнице: «Мы там живём, а к себе домой приезжаем как в гости». Раньше Екатерина самостоятельно делала уколы диазепамсодержащими препаратами, но в конце концов колоть стало просто некуда. Поэтому решили попробовать микроклизмы.

Как можно повлиять на ситуацию

Юрист «Правозащиты Открытки» Эльза Нисанбекова объясняет, что задержания происходят из-за недочётов в законодательстве: «Матери, которой необходимо спасти ребёнка, некогда думать о порядке ввоза психотропного вещества на территорию России, ей нужно лекарство. Да, по факту правоохранительные органы действуют в рамках закона, но проблема здесь кроется в самом законе.

Нужно позволить пациентам самим выступать с инициативой регистрации препарата и облегчить порядок выдачи рецептов на лекарства с психотропным эффектом

Сейчас для того, чтобы легально ввезти в Россию «Клобазам», нужно получить рецептурный бланк специальной формы, к которому дополнительно прикладываются рецепты в трёх экземплярах, выписать которые может только врачебная комиссия. После этого необходимо написать заявление в Минздрав. К нему должен прилагаться целый пакет документов, который собрать достаточно сложно.

Чем заменят нелегальный Фризиум

Возбуждение таких уголовных дел происходит просто из желания определённых лиц выслужиться, так как совершенно очевидно, что состава уголовно наказуемого деяния в действиях матерей нет, отсутствует умысел на совершение преступления».

По словам Лиды Мониавы, сейчас Минздрав ведёт сбор данных для индивидуальной закупки. В 2018 году Минздрав уже пытался посчитать детей, которые нуждаются в лекарствах. Тогда глава Минздрава Вероника Скворцова заявила, что на 77 регионов страны приходится всего семь таких детей. Тогда же Мониава написала, что эта статистика занижена.

Она уверена, что часть родителей просто боится раскрывать данные, потому что знает о случаях задержаний. «Вот письмо, которое я получила от одной семьи с неизлечимо больным ребёнком: «Нам нужна юридическая поддержка.

Что отвечать на вопросы Минздрава по телефону? Они уже звонили.

Что делать, если за нами начнётся слежка и будут чаще проверять посылки и багаж в самолётах? Что делать, если, не дай бог, придут с обыском? Есть ли у Вас какая-то горячая линия юристов?

К примеру, приходит мне посылка или меня так же берут в отделении почты.

Стоит ли мне вообще отказаться от каких-либо показаний? Нет признания —нет дела! Могу ли я не открывать дверь, даже если у них будет постановление? Пусть ломают, за это время я что-то придумаю.

Основную часть лекарств спрятать где-то у друзей на всякий случай? Мы очень уязвимы»», — рассказывает в своём посте Лида Мониава.

Сейчас, параллельно с подсчётом Минздрава, хоспис «Дом с маяком» ведёт независимый сбор данных у родителей напрямую.

Unsplash (Anastasia Dulgier)

Минздрав ищет замену «криминальному» Frizium

Такое поручение дала министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, сообщили ТАСС в пресс-службе ведомства.

Ранее Минздрав разъяснял, что для получения разрешения на ввоз незарегистрированных лекарственных средств пациент или его законные представители должны представить в министерство заключение консилиума врачей федерального медицинского учреждения, обращение органа исполнительности власти субъекта РФ и копию паспорта или свидетельства о рождении пациента. По данным пресс-службы ведомства, с начала 2019 г. было выдано более 1 тыс. таких разрешений.

«Наш центр применяет незарегистрированные препараты крайне редко. Подавляющее большинство серьезных неврологических препаратов и зарубежного, и отечественного производства, к счастью, доступны в нашей стране.

Есть ли возможность заменить «Фризиум»? Я не видел пациента, не знаю, что с ним, поэтому на этот вопрос ответить не смогу. Препарат не меняется как шило на мыло, просто так. Он меняется у конкретного пациента с конкретным типом заболевания, надо видеть историю болезни», – пояснил порталу Medvestnik.

ru заместитель директора по научной работе, руководитель отдела исследований мозга Научного центра неврологии Сергей Иллариошкин.

По его словам, каждый случай применения незарегистрированного препарата требует проведения расширенного консилиума с участием нескольких специалистов: «Должно быть обоснование, что состояние пациента и течение заболевания дают основания назначить именно этот препарат. Желательно в таких случаях приложить ссылки на данные научной литературы», – уточнил он.

По данным Минздрава, в России зарегистрированы 24 противосудорожных лекарственных препарата. Еще один находится в процессе экспертизы качества и отношения ожидаемой пользы к возможному риску применения.

По информации директора частного детского хосписа «Дом с маяком» Лидии Мониава, в ее распоряжении есть данные о 2,1 тыс. пациентов, которые нуждаются в незарегистрированных в РФ лекарственных средствах.

Речь идет о следующих препаратах: диазепам (в свечах и микроклизмах), клобазам, мидазолам (для буккального введения), фенобарбитал (инъекционная форма, сироп), фенитоин (инъекционная форма), этосуксимид (сироп), сультиам, стирипентол, вигабатрин.

Она предлагает провести ускоренную регистрацию данных препаратов, а также провести адресную закупку лекарств для пациентов, которые уже прислали свои данные в Независимый реестр нуждающихся в препарате.

Препарат Фризиум, запрещенный в России, не имеет аналогов на территории страны

Фризиум запрещен в России согласно постановлению отечественного Минздрава, которое вступило в силу в январе 2015 года. Лекарственный препарат, который бывает крайне необходим для поддержания здоровья, невозможно приобрести в российских аптеках, а аналогов ему в стране нет. Накануне вокруг данной темы разгорелся крупный скандал.

Почему Фризиум запрещен в России

Как такового запрета именно на данный лекарственный препарат в стране не существует. В то же время, он попадает в разряд тех, которые содержат психотропные вещества, а сам факт ввоза его на территорию Российской Федерации может быть расценен как контрабанда.

Ввиду того, что Фризиум не зарегистрирован в России, а сам препарат содержит клобазам (психотропное вещество), запрещенное для оборота в РФ, купить его в местных аптеках невозможно.

Существенно обостряет проблему тот факт, что Фризиум не имеет аналогов в России. Местные производители производят препараты, которые не оказывают должного действия на человеческий организм. Тем не менее, в наиболее сложных ситуациях врачи зачастую прописывают пациенту именно импортный препарат Фризиум.

Читайте также:  Симптомы, диагностика цитомегаловирусного колита

Инцидент со ввозом Фризиума в Россию из-за границы

Один из случаев, который закончился скандалом, разгорелся накануне в России. Жительница Москвы Елена Боголюбова едва не угодила в тюрьму из-за того, что заказала за рубежом Фризиум для лечения своего сына.

Посылку с лекарственным препаратом не пропустили на таможню, а сам факт передачи Фризиума расценили как контрабанду. Вскоре стало известно, что посылку с лекарством для ее неизлечимого сына, попросту изъяли.

Болезнь Баттена – тяжелое генетическое заболевание, которым страдает несовершеннолетний ребенок москвички, подозреваемой в контрабанде. По словам женщины, принимая другие отечественные препараты, у ее сына открывается желудочное кровотечение, а сами лекарства не помогают от экстренных судорог и прочих симптомов, возникающих у людей, которые страдают данной болезнью.

Вскоре к решению сложившейся вокруг московской семьи и запрещенного препарата ситуации подключилась и уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка. Анна Кузнецова подчеркнула, что инцидент на самом деле недопустимый, а также отметила, что в России есть возможность получать Фризиум законно.

Для этого необходимо обратиться в Минздрав. В России даже существует определенный порядок для согласования всех моментов. Как подчеркнула уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка, сама процедура проходит довольно быстро и в большинстве случаев родители получают положительный ответ на ввоз запрещенного в России Фризиума из-за рубежа.

Препарат Фризиум — показания к применению

Фризиум — фармакологический препарат с выраженной противосудорожной и анксиолитической лечебной активностью. Он отлично зарекомендовал себя в терапии эпилепсии, различных маний, невротических состояний, беспричинной тревожности.

Краткое описание лекарственного средства

Фризиум — известный представитель клинико-фармакологической группы производных бензодиазепинов. Он был синтезирован для лечения пациентов с чрезмерной нервной возбудимостью и тревожностью, неврозами, психозами. Но вскоре была замечена его способность купировать и предупреждать эпилептические припадки. Поэтому область его применения расширилась, в том числе в педиатрии.

Перечень противопоказаний у Фризиума весьма широк, чем и объясняется наличие у препарата большого числа противопоказаний. А из-за выраженного, быстрого психологического и физического привыкания лекарственное средство изъято из свободной продажи.

Активный состав и форы выпуска

Фризиум выпускается немецким производителем HOECHST в виде округлых таблеток с риской для удобного дозирования. Они помещены по 10 штук в блистеры из металлизированной фольги. Количество активного ингредиента в таблетках соответствует 5, 10 или 20 мг. Внутри картонной коробки помимо 3 блистеров находится подробная инструкция по применению транквилизатора.

Действующее вещество Фризиума — клобазам. Вспомогательный состав представлен химически инертными ингредиентами. Они выполняют функции стабилизаторов и консервантов, образуют основу таблетки.

Микрокристаллическая целлюлоза, двуокись титана, тальк и другие компоненты обеспечивают максимально возможную абсорбцию клобазама.

Одновременно они защищают активный ингредиент от разрушения агрессивным желудочным соком.

Фармакологические свойства

Терапевтическое действие транквилизатора базируется на способности клобазама стимулировать бензодиазепиновые рецепторы.

При контакте с миндалевидным комплексом в лимбической системе он значительно улучшает психическое состояние больного.

Фризиум достаточно быстро устраняет тревогу, страх, эмоциональное напряжение, беспокойство. Для препарата характерны следующие фармакологические свойства:

  • центральное миорелаксирующее;
  • противосудорожное;
  • седативное;
  • снотворное.

Препарат уменьшает симптоматику неврологического происхождения. Он расслабляет скелетную мускулатуру, ликвидируя судороги и болезненные спазмы.

После приема таблетки действующее вещество проникает в системный кровоток спустя 15-30 минут (в зависимости от количества пищи в желудке). Клобазам связывается с сывороточными белками, а затем переносится к органам-мишеням. Метаболизируется он клетками печени, а затем эвакуируется из организма при каждом опорожнении мочевого пузыря.

Показания к лечению

Показанием к приему Фризиума становится патологическое ухудшение психоэмоционального состояния человека. Его типичные клинические проявления — тревога, острое или хроническое чувство страха, возбуждение, напряженность, повышенная раздражительность.

В лечении эпилепсии у взрослых и детей Фризиум используется только в комбинации с другими средствами.

Врачи включают препарат в терапевтические схемы при диагностировании у пациентов бессонницы, органного невроза, мигрени, климактерических расстройств.

Аналоги и заменители препарата

Структурные аналоги Фризиума в России не выпускаются ни одной фармацевтической фабрикой. В странах Европы и США производятся препараты с идентичным составом под названиями Кастилиум, Клармил, Фризин, Магинол, Сентил. Их ввоз в нашу страну преследуется законодательно. Для нужд медицинских учреждений выпускаются действующие аналоги Фризиума, преимущественно производные бензодиазепинов.

Препарат Производитель Действующее вещество Стоимость, в рублях
Клоназепам REMEDICA клоназепам от 100
Прегабалин ЗАО «Гедеон Рихтер-РУС» прегабалин от 350
Габапентин ПИК-ФАРМА прегабалин от 400
Гидроксизин Канон Фармацевтическая фабрика «Канон» гидроксизин от 250
Мезапам ОАО «Органика» медоазепам от 200

Все препараты являются заменителями Фризиума, часто становятся средствами первого выбора в терапии судорожных припадков и психических расстройств. Они относительно безопасны, но также отпускаются из аптек исключительно после предъявления рецепта от врача. Самостоятельная замена Фризиума аналогами чревата тяжелейшими осложнениями.

Абсолютные и относительные противопоказания

Абсолютное противопоказание к применению Фризиума — индивидуальная непереносимость клобазама или одного из вспомогательных ингредиентов. Препарат запрещено использовать при наличии таких патологических состояний:

  • миастении (мышечной слабости);
  • выраженных нарушений функции печени;
  • проблем с дыханием, особенно во время сна (апноэ);
  • спинальной или мозжечковой атаксии;
  • острой интоксикации спиртосодержащими напитками, снотворными, анальгетиками, нейролептиками, антидепрессантами.

В список абсолютных противопоказаний также включены первый триместр беременности, период лактации. Есть у Фризиума и возрастные ограничения — в педиатрии он применяется в терапии детей старше 3 лет.

С осторожность препарат следует использовать пожилым пациентам. При наличии хронических патологий почек лечение Фризиумом должно сопровождаться постоянным мониторингом их функциональных показателей.

Законодательное регулирование товарооборота

Почему в России запрещен Фризиум — все дело в выраженных побочных проявлениях производного бензодиазепинов.

Даже использование его в строгом соответствии с режимом дозирования не становится гарантией отсутствия болезненного пристрастия.

Для формирования зависимости часто достаточно 2-3 недель постоянного приема седативного средства. Ниже приведены побочные эффекты, объясняющие, почему оно отсутствует в аптечных сетях:

  • суицидальные мысли;
  • зрительные и слуховые галлюцинации.

Фризиум включен в России в перечень веществ с психотропной активностью, востребованных у лиц с наркотической зависимостью. Если он приобретается, хранится, перевозится или перерабатывается без надлежащих разрешений Фарминспекции, то к нарушителям применяется статья 228 Уголовного кодекса. Реализация транквилизатора в аптеках без рецепта врача категорически запрещена.

В сентябре текущего года некоторым фармацевтическим фабрикам было разрешено закупать Фризиум в ограниченных количествах.

Но его распространение возможно только по заявкам региональных медицинских центров для нужд педиатрии. Поставки Фризиума в Россию пока находятся на этапе планирования.

Правильное использование

Соблюдение рекомендаций инструкции по применению Фризиума обязательно. Оптимальная суточная доза для лечения психоэмоциональной нестабильности, неврозов составляет 20 мг. Она бывает разовой или делится на 2-3 приема. При острых психических расстройствах, терапия которых проводится в стационаре, доза иногда повышается в 3-5 раз. Лучшее время для приема таблеток Фризиума — перед сном.

Режим дозирования обычно определяется лечащим врачом. Он обязательно учитывает вид и степень тяжести заболевания, выраженность симптоматики, возраст пациента, наличие у него хронических патологий. При расчете разовых и суточных дозировок для детей врач ориентируется также на вес и возраст ребенка. У лечения эпилепсии есть свои особенности:

  • начальная суточная доза не превышает 15 мг;
  • она постепенно увеличивается до 80 мг;
  • после улучшения самочувствия больного доза сокращается до 20 мг.

Длительность терапевтического курса Фризиума варьируется от 4 недель до нескольких месяцев. При необходимости лечение возобновляется после непродолжительного перерыва.

Специфические побочные проявления

Выраженность побочных эффектов Фризиума напрямую зависит от используемых дозировок.

Например, применение более 40 мг лекарственного средства часто сопровождается нарушениями речи, диплопией, нистагмом, увеличением веса, снижением полового влечения, расстройствами менструального цикла.

Но негативное действие препарата возможно и при его приеме в минимальных дозах. Какими побочными эффектами проявляется курсовое лечение Фризиумом:

  • усталостью;
  • нарушениями концентрации внимания;
  • замедленными психическими и двигательными реакциями;
  • сонливостью;
  • сухостью во рту;
  • хроническими запорами;
  • анорексией.

Реже возникают желудочно-кишечные расстройства, в том числе приступы тошноты, метеоризм, боли в эпигастрии. Местные побочные реакции напоминают симптомы крапивницы — сыпь, отечность и покраснение кожи, зуд, жжение.

На что нужно обратить внимание?

Вскоре Фризиум вновь будет использоваться в нашей стране в лечебных целях. Поэтому целесообразно заранее узнать об его особенностях. Несмотря на эффективность препарата, есть и «подводные камни» у терапии.

Так, при отсутствии заметных улучшений после 2 недель терапии нужно поставить в известность лечащего врача. Он уточнит диагноз, при необходимости скорректирует терапевтическую схему. Пациенту будет назначен препарат с другими действующими веществами.

Родители должны постоянно контролировать самочувствие ребенка, обращаться к врачу при усилении выраженности побочных эффектов.

Фризиум абсолютно несовместим со спиртными напитками. Во время лечения необходимо отказаться от вождения автомобиля, выполнения работ, требующих повышенной концентрации внимания. Транквилизатор нельзя принимать людям с суицидальными наклонностями, в том числе в анамнезе.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *